История ГагаузииЭкономика

Почему чадыр-лунгские колхозники не догнали Америку — продолжение истории

Gagauznews, 31 мая, Ната Чеботарь. В прошлой публикации мы рассказали об одном из самых больших вызовов прошлого века, выпавших на долю гагаузских колхозников, и привели выдержки из популярной некогда брошюры, вышедшей в 1957 году под названием «Как чадыр-лунгские колхозники догоняют Америку».

О событиях тех лет, описанных в брошюре, существует много разных мнений. Своими впечатлениями и воспоминаниями об ударных соцобязательствах по производству мяса, взятых на себя чадыр-лунгскими колхозниками, со мной поделился непосредственный участник тех событий, один из старожилов Чадыр-Лунги Георгий Федорович Киорогло.

Ниже приведу его рассказ от первого лица.

— Как ветеран животноводческой сферы, хочу вернуться к событиям послевоенного времени, 1946-1957 годов. Голод 1946-47 годов помню очень хорошо, мне было в то время 10 лет.

Погибло очень много людей в городе и районе. Некоторые современные политики обвиняют в этом руководство Советского Союза, но виной всему были война и сильная засуха в нашем крае.

В голодоморе националисты всех мастей бывших советских республик обвиняют Россию, но, по моему мнению, в этом были больше виноваты местные «князьки».

Так случилось и у нас в Чадыр-Лунгском районе: местная власть, чтобы выслужиться перед центральной властью, совместно с продотрядами вывезла почти все зерно, отнятое у населения. Зимой и весной 1947 года обстановка стала катастрофической. От голода люди гибли семьями, особенно в тех селах, через которые проходила железная дорога: Гайдар, Томай, Баурчи и др.

Помощь к нам тогда пришла не с запада, а с востока, а именно из России.

Из Москвы выехала комиссия во главе с председателем Совета министров Косыгиным. В наш район начали поступать продукты питания, в основном мука. Во всех селах открылись маленькие пекарни, всем голодающим по карточкам бесплатно начали выдавать хлеб и другие продукты. Весной 1947 года крестьянам выделили семена пшеницы и кукурузы для посева. Тот год оказался очень урожайным, наш маленький народ был спасен именно великим русским народом.

После войны и голода началась коллективизация крестьянских хозяйств, открывались школы, больницы, магазины, появилась первая машиннотракторная станция (МТС).

На молочно-товарной ферме

В организованных колхозах строились полевые станы, фермы, в городе возводили заводы и фабрики. Многие колхозы затем стали миллионерами, колхозники получали вовремя зерно и зарплату.

Все это стало доступно благодаря напряженной работе колхозников. Большую помощь оказали вернувшиеся из армии участники войны.

Районную партийную организацию возглавил бывший командир Советской армии Кирилл Волнянский. В 1955 году в Чадыр-Лунге открылась одногодичная сельскохозяйственная школа для подготовки специалистов животноводства. Ее директором стал очень опытный специалист, бывший фронтовик Григорий Ходзицкий, в дальнейшем председатель колхоза «Ленинский путь» в селе Кирютня (ныне Кортен). Кректун И.Д. возглавлял коневодство.

Многие другие ветераны войны, опытные специалисты в области животноводства, преподавали в школе. На курсы принимали в основном местную молодежь. Выпускники школы в дальнейшем стали специалистами Чадыр-Лунгского колхоза им.Кирова: Михаил Константинов, Михаил Манастырлы, Владимир Курудимов, также Ваш покорный слуга и многие другие. В дальнейшем эти молодые специалисты возглавляли зооветеринарную службу, занимались вакцинацией сельхозживотных не только в колхозе, но и в частном секторе. Внедрили на фермах осеменение, обучали рядовых животноводов в зооветеринарных кружках. Была налажена селекционно-племенная работа.

В 1956 году впервые чадыр-лунгские животноводы добились переходящего Красного Знамени ЦК КП Молдавии и Совета министров МССР, получив 25,7 центнера мяса на 100 га земельных угодий, опередив другие районы Молдавии.

В середине апреля того же года проходило районное совещание передовиков животноводства, где вручалось переходящее Красное Знамя и была зачитана та самая приветственная телеграмма первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева, адресованная труженикам Чадыр-Лунгского района.

Текст телеграммы можете прочитать здесь: Как чадыр-лунгские колхозники догоняли Америку

Воодушевленные своими успехами, колхозники Чадыр-Лунгского района активно поддержали выдвинутую партией задачу: в ближайшие годы догнать Соединенные Штаты Америки по производству мяса, молока и масла на душу населения.

Некоторые руководители колхозов и животноводы сомневались, что обращение Хрущева выполнимо. Я, как заведующий фермой колхоза им.Кирова, вместе со своими коллегами-животноводами был участником того собрания.

Когда первый секретарь райкома обратился с призывом: «Ну, что, товарищи колхозники, догоним и перегоним Америку по мясу и молоку?», из зала разнеслось: «Догоним!».

Рядом со мной сидел пожилой свинарь нашей фермы, он промолчал. Первый секретарь, заметив это, спросил его: «Федор Макарович, а Вы против?» Тот поднялся и тихо сказал: «Кирилл Виссарионович, догнать-то догоним, но желательно не перегонять. Зачем им смотреть на наши голые задницы?»

Чадыр-лунгский дед Щукарь

На ферме этого деда звали «дед Щукарь». На самом деле это был знаменитый свинарь колхоза им.Кирова Федор Макарович Градинар.

К сожалению, он оказался прав: Америку мы не перегнали.

Люди моего поколения знали, каким мечтателем был наш генеральный секретарь Хрущев: он обещал, что в 80-е годы прошлого века советские люди будут жить при коммунизме. В Советском Союзе мудрых людей, как Федор Макарович, было много – как простых, так и руководителей.

Интересный материал:  Яблоко раздора – садоводы Молдовы теряют позиции на российском рынке

Что стало с животноводством в районе?

Мы не были готовы к прорыву. Чтобы произвести столько мяса и молока и перегнать Америку, у нас не хватало мощностей, фермы были малы для того, чтобы увеличить поголовье, была слабая кормовая база. В основном труд был ручной, механизации почти не было, не хватало специалистов, и племенная работа велась не на должном уровне. Необходимо было много времени.

А сверху уже давили: почему так медленно выполняется обращение? Районное руководство вынуждено было сдавать некондиционный скот, на мясокомбинат шло даже маточное поголовье коров, свиноматки, лошади и т.д. Но это тоже не помогло. Начальство сверху дало распоряжение подключить частный сектор. И тут началось…

За счет денег и зерна, заработанных колхозниками, стали закупать скот у частников по более высокой цене, чем сдавали государству. Однако частники неохотно сдавали скот.

Работники колхоза им. Кирова

Тогда был принят закон: в частном секторе разрешено на семью содержать только одну корову и трех овец. Если отказываются сдавать лишний скот –  конфисковать его. Только у знаменитого овцевода из Чадыр-Лунги Михаила Кожокаря за несколько лет было конфисковано более тысячи овец.

Но и это тоже не помогло догнать Америку.

Чиновники пошли дальше: начали закупать скот за пределами Молдавии – в Винницкой и Львовской областях Украины. Была организована группа закупщиков с чемоданами колхозных денег. Часть денег, увы, разворовывалась самими участниками группы: они закупали скот по высокой цене, а государству сдавали по более низкой. Чтобы частники сдавали скот, из России завозились стройматериалы, лес, цемент, шифер и т.д. Их отоваривали на мясо.

Америку мы не догнали. Колхозы обанкротились, колхозные фермы почти опустели. В частном секторе животноводство практически было ликвидировано. Многие колхозники остались без работы, годами люди не получали на трудодень ни зерно, ни деньги, и голодали.

Зато отчетные собрания длились неделями. Наш маленький народ не только доверчивый, но и мудрый. Такие были и среди животноводов к-за им.Кирова – Курудимов Владимир Петрович и Ертуганов Абрам Константинович. Они возглавили борьбу колхозников с беспределом.

Собрали более тысячи подписей под обращением к новым центральным властям с просьбой прислать комиссию, которая разберется в случившемся. И Москва опять оказала помощь, как после голода 1946-47 годов. Были выделены фураж, племенной скот и другое, чтобы восполнить фермы. Комиссия разобралась, и виновные были наказаны.

Более 10 лет потребовалось районному руководству, председателям колхозов, животноводам, колхозникам, чтобы восстановить поголовье скота.

Наши руководители сделали все возможное, чтобы наш маленький народ жил лучше. Однако мы бы жили лучше, если бы они не доверились этой авантюре. Тех руководителей не только сняли с должностей, но и не разрешили в течение 10 лет занимать руководящие посты. И это сделали те же самые люди, которые толкнули на эту авантюру.

Тодор Живков, Иван Топчу, Кирилл Волнянский

Перечислю некоторых из тех, кто потерял свои должности: Волнянский Кирилл Виссарионович, первый секретарь райкома, Герой соцтруда, его именем заслуженно названа улица в Чадыр-Лунге; Папуров Антон Иванович, Герой соцтруда, председатель самого передового в Молдавии колхоза им.В.Ленина, (Твардица); Топчу Иван Дмитриевич, кавалер ордена Ленина, депутат Верховного Совета СССР, председатель к-за им.Кирова (Чадыр-Лунга).

Кстати, именно при нем и после я работал заведующим свинофермой колхоза. Иван Дмитриевич направил меня учиться в с/х школу, после чего я стал специалистом в животноводстве. Затем закончил сельхозинститут, стал главным специалистом «Живпрома», работал в научно-исследовательском институте животноводства в качестве начальника селекционно-племенной станции Чадыр-Лунгского района. Окончил высшую генетическую школу при ВИЖ в Москве.

Последний раз я встретился с Иваном Дмитриевичем на ферме. Его направили туда учетчиком. Я ему тогда сказал, что пусть лучше он будет работать заведующим, а я – учетчиком. Но этого нам не разрешили сделать, мне было очень обидно за него…

Добавлю, что в брошюре «Как чадыр-лунгские колхозники догоняли Америку» отражена положительная сторона, а трагическая сторона и выводы московской комиссии были напечатаны в центральных газетах «Правда» и «Сельская жизнь».

Считаю, что животноводы Чадыр-Лунгского района тогда совершили подвиг. А по поводу руководителей района и хозяйств до сих пор идут споры. Я, как участник и очевидец тех событий, на их стороне. Такие же ошибки мы совершали в застойный период при Брежневе и потом, при распаде СССР.

Брежнев на полях Чадыр-Лунгского района. Фото из музея Л.Згери

См. также

0 %