КультураНаши за рубежом

Илья и Евдокия Кёся: «Гагаузская музыка живет в нас с самого рождения!»

Gagauznews, 27 мая, Юлия Журавлева. Как часто вы слушаете гагаузскую музыку? Задумываясь об этом, мы представляем себе народные напевы, гагаузскую хору и только потом вспоминаем о национальных исполнителях.

К сожалению, их не так много, и сегодня я познакомлю вас с нашими молодыми патриотами, талантливыми музыкантами и авторами гагаузских песен Ильёй и Евдокией Кёся.

Невероятно, но эта молодая семья к своим двадцати с небольшим годам уже успела внести значительный вклад в музыкальную культуру Родины. Ребята не только пишут и записывают свои песни на родном языке, но и оживляют давно забытые старые песни наших предков. Уверена, у нас есть чему у них поучиться!

Юлия Журавлева: Ребята, у вас такая яркая, молодая, творческая семья. Расскажите, как вы познакомились?

Евдокия Кёся: Это интересная история, потому что знакомы мы очень давно. Мы одноклассники и с самого нулевого класса вместе учились. В шестом классе Илюша уехал учиться в спортивный лицей Комрата, но спустя два года вернулся обратно. Тогда мы стали дружить, и позже наша дружба переросла во что-то большее.

Илья Кёся: Мы начали встречаться в нулевом классе, и до сих пор не расстаёмся.

Юлия Журавлева: В какой момент вы поняли, что хотите быть вместе всю жизнь?

Евдокия Кёся: Я тоже часто задумывалась о том, как это случилось, и не находила ответа. Однажды вечером мы вышли погулять с друзьями, и этот вечер всё изменил. Наверное, мы просто почувствовали, что нужно сближаться.

Илья Кёся: Потом мы вместе закончили школу, и вместе уехали учиться.

Евдокия Кёся: Мои родители тогда были в Москве и настаивали, чтобы я окончила московский вуз. Но Илюша поступил в Тирасполь в Институт искусств, я не смогла оставить его одного и поехала за ним.

Илья Кёся: Москву мы отложили, но потом всё же поехали туда.

Юлия Журавлева: С чем был связан ваш переезд в Москву?

Евдокия Кёся: Я окончила колледж, а Илюше оставался ещё год учебы. После обучения я работала в Комрате, и в один момент мне поступило предложение поработать в Москве. Я решила, что это будет хороший опыт, и уехала.  В Москве мне понравилось, и после своей учебы Илюша тоже приехал ко мне.

Илья Кёся: Мне тоже захотелось попробовать пожить в другой стране. Это было до нашей свадьбы.

В Москве я сделал Дусе предложение, после мы жили там почти два года, а затем вернулись на Родину.

Юлия Журавлева: Почему вы решили, что нужно возвращаться?

Илья Кёся: Я большой патриот с самого детства, и никогда не думал уезжать из Гагаузии. В тот момент мы просто решили попробовать, но я не мог жить без нашей культуры, без нашего колорита. У меня все песни на гагаузском языке.

Евдокия Кёся: Мы просто поняли, что в Москве для нас нет путей развития. Мы не планируем писать песни на русском языке. Для российской аудитории нам пришлось бы полностью изменить своё направление творчества, создать другой репертуар, а это было нам неинтересно.

В первую очередь мы пишем для наших гагаузов.

К тому же, в Москве нужно было устроиться и на какую-то основную работу, не связанную с музыкой, чтобы содержать семью. Это бы было очень сложно и разностильно.

Илья Кёся: Но первые две песни на гагаузском мы написали именно в Москве, поэтому с теплом вспоминаем нашу жизнь там.

Юлия Журавлева: Получается, что уже в таком юном возрасте вы понимали, что хотите связать свою жизнь с музыкой и писать для родного народа. Как пришло это осознание?

Илья Кёся: Музыка живёт во мне с самого рождения. В моей семье было много музыкантов: отец, дядя, даже прадедушка. Моя мама  — филолог. Я всегда жил в культурной среде и воспитывался на гагаузской музыке. Возможно, многое передалось генетически, и уже во время учёбы я начал интересоваться написанием собственных песен. Хочу отметить, что на сегодняшний день тексты, музыку, аражировку – все записи мы делаем сами, без участия каких-либо студий и партнёров.

Евдокия Кёся: Для меня музыка была больше хобби, я с детства любила петь, а позже просто приняла выбор Ильи и пошла за ним. Если мы решили быть вместе, значит, и творчество должно быть тоже совместным. У нас даже есть очень старое видео, которое мы пока не публикуем и держим в секрете: на видео наше выступление на огоньке в четвёртом классе.

Илья Кёся: Уже тогда у нас был дуэт😊 Когда-нибудь мы покажем народу наш дебютный номер.

Юлия Журавлева: Какие первые песни вы вместе написали?

Илья Кёся: В конце 2017 года, перед моей поездкой в Москву мы написали нашу первую песню про новый год «Hoṣ geldin Eni Yɩl». Это была пробная версия, первый блин, и мы захотели сразу снять клип и начали работать над ним в Москве.

Евдокия Кёся: Мы были студентами, ещё не работали, но очень хотели сделать этот проект. Мы осуществили эту работу с большой поддержкой наших гагаузов, и не только. Собрали массовку: актёры были непрофессиональные, но получилось очень даже неплохо! Это было очень интересно, потому что процесс съёмок был чем-то новым не только для нас, но и для всех участников клипа. И песня получилась такая, какая есть сейчас.

Мне совсем за неё не стыдно, потому что она первая, и на тот момент мы выложились по полной.

Илья Кёся: Вторая песня, которую мы написали, была «Hederlez» — она посвящена нашему родному селу Бешалме. Так как писали мы её тоже в Москве, песня первое время была в тени и без особого внимания, хотя в интернете была доступна. И только спустя четыре года у нас появилась возможность исполнить её вживую на празднике Храма села. Наконец, мы подарили этот подарок народу, который приготовили ещё тогда.

Юлия Журавлева: Наверное, я не ошибусь, если скажу, что самая знаковая ваша работа – это песня о родителях «Anam, bobam». Многие узнали о вас именно благодаря этой песне. Как вы пришли к её написанию?

Илья Кёся: Когда я сделал предложение, и мы начали готовиться к свадьбе, нам захотелось сделать нашим родителям какой-то особенный подарок. Но будучи студентами, мы понимали, что не сможем родителей ничем удивить финансово и решили порадовать их творческим подарком: выразить свои слова благодарности в песне.

Юлия Журавлева: Что вы чувствовали, работая над этой песней?

Евдокия Кёся: Мы чувствовали огромную ответственность.  Посвящать песню родителям – это самое ответственное, что может быть. Нам очень важно было, чтобы и родители прочувствовали всю трепетность песни, которую мы заложили при записи. Писали мы её не так долго, потому что текст у Илюши был давно готов. Он просто ждал своего часа. И вот настало подходящее время, и мы написали музыку.

Интересный материал:  Как в Чадыр-Лунге прошел первый Фестиваль Уличной Музыки - видеорепортаж

Илья Кёся: Музыку мы написали вместе. Действительно, больше всего внимания мы уделили именно этой работе. И каждый раз, исполняя где-либо эту песню, мы испытываем те же эмоции и чувства, как в день свадьбы. Поверьте, это очень трогательно, когда ты исполняешь песню, а перед тобой плачет дедушка. Это о чём-то говорит, как-то отзывается внутри. Самое дорогое, когда ты видишь реакцию, слушатели понимают то, о чём ты поешь, проживают это внутри себя.

Бывает, что на концерте мы сами боимся, что не сможем допеть эту песню до конца из-за кома в горле. Эмоции зашкаливают.

Anam-Bobam — Илья и Евдокия Кёся / Gagauznews

Юлия Журавлева: Расскажите, как вы организовали свой рабочий процесс и какие инструменты используете?

Илья Кёся: У нас так сложилось, что тексты в основном пишу я. Музыка совместная, в силу того, что песни дуэтные: я пишу свой куплет, жена свой, припев вместе. Аранжировку делаю я. Сейчас наша музыка состоит из синтетических звуков, но в будущем мы стремимся к тому, чтобы использовать и живые инструменты. Сам я учился и владею экзотическим молдавским инструментом, который называется най. Очень люблю этот инструмент, возможно, когда-то удастся использовать и его при записи.

Оглан — Илья Кёся (Най) / Gagauznews

Евдокия Кёся: Мы работаем дома. Наша студия на данный момент – это одна из комнат, в которой собрано всё наше оборудование. Это не самые удобные условия, так как нет поглотителей звука, но в ближайшее время мы планируем переезд в Комрат – там уже будем создавать более профессиональную студию для себя.

Юлия Журавлева: Что вас вдохновляет вас на написание нового музыкального материала?

Евдокия Кёся: Зрители. Мы всегда пишем в надежде, что музыка откликнется в их сердцах. И эмоции после каждого концерта заряжают вдохновением, чтобы написать что-то новое.

Юлия Журавлева: А как рождается сама идея, о чем будет песня?

Илья Кёся: На сегодняшний день идей у нас очень много. Есть много текстов, над которыми мы работаем, есть много аранжировок. Мы не работаем строго над одной песней: начали и сразу довели конца. Обычно мы идём параллельно с несколькими проектами. Если говорить о текстах, то всё сводится к любви: любовь к семье, к родителям, любовь между супругами, любовь к Родине.

Юлия Журавлева: То есть вы транслируете своей аудитории высокие нравственные ценности, основанные на любви?

Илья Кёся: Получается, так😊. Мы пишем не ради хайпа, а ради души.

Евдокия Кёся: Я не вижу нас в современной музыке. Сами мы живём довольно отстало в плане отношений в семье. Это какие-то древние заложенные дедовские ценности. Не хочу говорить никогда, но на данный момент думаю, что у нас никогда не будет ни матерных песен, ни поверхностных работ без глубокого смысла. Мы транслируем то, что чувствуем, и стараемся нести народу доброту и позитив.

Юлия Журавлева: Кроме своих песен, вы исполняете ещё и каверы на русском. Эти песни тоже сильно характеризуют ваш музыкальный вкус. Как вы для себя выбираете русские песни, которые хотите исполнить?

Илья Кёся: Я очень люблю грамотную музыку. Я не люблю, когда песня строится на трёх аккордах. Я оцениваю музыку именно с профессиональной точки зрения, оцениваю степень её «умности». Мне интересны двухголосия, какие-то интересные ходы и музыкальные трюки.

Евдокия Кёся: А я просто люблю петь песни из своего плейлиста. То, что я слушаю и во мне отзывается, я с удовольствием потом пою. Чтобы это было вкусно, умно, грамотно.

Юлия Журавлева: У вас достаточно разнообразная музыкальная деятельность. Есть ли какие-то новые проекты, которые вы хотели бы реализовать?

Евдокия Кёся: У нас огромное количество планов, но не так много свободного времени на их реализацию. Кроме работы на мероприятиях, у нас есть и основная работа: Илья работает в музыкальной школе, учит детей вокальному исполнению. Я с недавних пор работаю художественным руководителем в доме культуры. Основной работе мы уделяем много времени, а исполнительство на втором месте.

Илья Кёся: Но мы стараемся всё-таки уделять время и записи новых песен. Недавно мы поняли, что ещё не сделали ни одного гагаузского кавера, а ведь есть очень много старых песен, которые пели наши отцы и дедушки. Они забываются, и мы решили попробовать их осовременить и перепеть по-своему. Пару песен мы уже сделали, над некоторыми ещё работаем. Народу это нравится. Старшее поколение знает эти песни с молодости, а молодёжи они нравятся современным звучанием и мотивом.

С помощью этого проекта мы хотим одновременно и сохранять нашу культуру, и показывать молодёжи, что гагаузскую музыку тоже можно и нужно слушать.

Она ничуть не хуже русских или английских песен. Не нужно забывать родной язык.

Евдокия Кёся: Наша культура она все-таки наша, и кроме нас никто не будет её развивать. Если никак её не подпитывать, возможно, он просто умрёт. Если не мы, то кто?

Юлия Журавлева: Как молодым родителям, вам хотелось бы, чтобы любовь к музыке передалась и вашей дочери?

Илья Кёся: Уже сейчас я могу уверенно сказать, что она точно передалась. Вечерами, когда мы приезжаем с работы, всей большой семьёй мы устраиваем дома концерты, танцуем, поём. Когда дочь слышит по радио наши песни, она узнаёт их с первых нот и реагирует, у неё уже развита слуховая память. Но настаивать на занятиях музыкой мы не будем, только если она сама захочет. Мы примем любой её выбор.

Юлия Журавлева: Что бы вы хотели сказать напоследок гагаузским слушателям?

Евдокия Кёся: Я бы пожелала всем нашим гагаузам любить нашу культуру и не оставлять её в стороне: поддерживать наших гагаузских исполнителей и вообще всех талантливых людей творчества. Чтобы их огонёк в душе не погас и им хотелось творить дальше. Как показывает практика, наша культура не очень интересна молодёжи, такова тенденция: все уезжают и видят перспективы в других странах. Но у нас тоже можно создавать семьи, работать, слушать нашу музыку, ходить в наши театры, выставки, музеи. Это ничуть не хуже, наоборот – это очень интересно.

Наша культура не такая поверхностная, как нам зачастую кажется. Она очень глубокая, просто ей нужно проникнуться и почувствовать. Совершенно точно, нашей культурой можно и нужно гордиться.

См. также

См. по теме:Культура

0 %