История ГагаузииУзнай Гагаузию

Стефанида Стамова: Уничтожение музеев это лишение права народа на культурные ценности

Gagauznews, 21 мая, Ната Чеботарь. Бессменный директор Чадыр-Лунгского историко-этнографического музея, несущий свою службу  на протяжении последних двадцати лет, Стефанида Дмитриевна Стамова является ценным кадром не только в своей сфере деятельности, но и для сотрудников учебных заведений района, а также для  местных СМИ.

В немалой степени благодаря ее труду, нам удается радовать своих читателей уникальной информацией и ценными снимками, рассказывающими о жизни наших предков, о становлении и развитии города, района, региона, а то и всего Бессарабского уезда в целом..

Труд музейного работника сложно переоценить: это ежедневные исследования, работа с бумажными, а теперь и цифровыми источниками информации, документирование, систематизация и так далее-далее.

На вопрос, чем ей нравится ее работа, Стефанида Стамова отвечает: «Моя работа — это постоянная учеба и  творчество, встречи с интересными людьми, беседы, наблюдения. Это возможность каждый день узнавать что-то новое. К тому же, благодаря специфике профессии, ты всегда находишься в центре событий, происходящих в культурной жизни города».

— Почему работа музейного служащего важна и ценна?

— Музейные работники – это  хранители вещественных,  документальных  свидетельств истории.

Они принадлежали нашим предкам. А мы должны сохранить и передать их будущим поколениям, нашим потомкам.

Это ценность, но не наша собственность. Это то, что принадлежало тем, кто жил до нас, и  то, что будет принадлежать тем, кто придет в этот мир  после нас. Сохранить и передать это культурное достояние – основная миссия работника музея. Ну, и  одновременно с этим, наша задача – рассказать и показать живущим сегодня наше прошлое, нашу историю.   Кто мы, откуда мы, куда мы идем.

— Что самое сложное в Вашей работе?

— Я не люблю слова «сложности» и «трудности». Если сложно, если трудно – займись тем, что по плечу, по силам и не жалуйся. Живи и работай в удовольствие.  Мне больше нравится слово «вызовы». Оно более правильное. Оно не расслабляет, а мобилизует. А вызовов сегодня предостаточно.

Один из современных вызовов – мы начинаем уходить в виртуальное пространство.  С одной стороны, это хорошо: расширяется аудитория. А с другой – местный   житель, чье физическое присутствие и живое с ним общение более желательно для нас,  тоже уходит в виртуальное общение.  И еще один современный вызов – пандемия.

Но в том и заключается работа директора, чтобы  выявить проблемы,  сформулировать их и найти способы  решения, поставить задачу перед собой и  коллективом.

А там, где заканчивается область моей компетенции, на помощь приходят примария, муниципальный Совет, Главное  управление культуры Гагаузии, районная администрация.  Кстати, всем им огромное спасибо за поддержку и понимание.

— Каким Вы хотите видеть наш музей через 10-15 лет?

— Через 15 лет, очевидно, я уже не буду работать директором. Часики тикают для всех одинаково.  Поэтому хочется,  что бы те, кто придет вслед за мной, не погубили музей. Не хотелось бы,  чтобы в музей пришли люди,  имеющие лишь одну  цель – удовлетворить свое желание иметь архив музея у себя дома, с желанием обладать в личной собственности тем, что должно принадлежать общественности.

Интересный материал:  Рецепт любимого у гагаузов блюда «кузу борджу» от Наты Чеботарь

Надеюсь, что и через 15 лет на всех  уровнях власти будут приниматься   такие решения, которые способствовали бы развитию музея, а не наоборот.

Уничтожение музеев – это лишение права народа иметь свои культурные ценности.

Хочу  видеть,  что и через 15 лет  музей в Чадыр-Лунге есть.  Потерять легко, создать сложно.

— Какие творческие проекты Вы бы мечтали реализовать в рамках нашего музея?

— На днях я опубликовала  информацию о могиле священника Андрея Гинкулова, которую совершенно случайно нашла на одном из наших кладбищ. Очень хотелось бы реализовать проект, связанный с изучением  наших кладбищ. Есть такая прикладная вспомогательная дисциплина   в исторической науке  – некрополистика, которая в последнее время у нас стала популярной.  Это работа не под силу одному музею. Здесь нужно для начала человек пять-шесть.  Приглашаю  Вас, Наталья, присоединиться к моей идее.  Давайте в один день сядем и обсудим. По итогам можно было бы издать книгу «Чадыр-Лунгский некрополь» с именами и биографиями известных людей.  Например, у нас в Чадыр-Лунге похоронен Танасогло Николай Георгиевич – учитель, составитель гагаузского словаря. Кроме того это  отец Диониса Танасогло. А где находится его могила? Кто знает? Остались заброшенными могилы ветеранов войны, чьи дети или другие родственники не живут в городе.

Прочитайте интересный материал Комратский некрополь: По надгробиям, как по книгам, можно прочитать историю города

Из не творческих планов, но очень важных: хочу, чтобы наконец нашлись средства и возможности для ремонта подвального помещения музея.

Местному бюджету эта проблема не под силу. Нужна поддержка извне.  Написали в этом году и отправили заявку на финансирование проекта по ремонту нашего подвала. Пока нет ответа. Будем стучаться в другие двери.

Может быть, где-то откроются двери, за которыми мы найдем поддержку, те двери, за которыми есть люди, понимающие важность проблемы, способные и желающие нам помочь. Здание музея нужно сохранить. Оно уникально  для Гагаузии и по своей архитектуре, и по своей истории. И  вполне заслуживает  статус  памятника истории.

Музею также нужны дополнительные помещения. Необходимо расширить экспозиционную площадь музея для размещения тех наших выставок и  экспонатов, для которых сейчас нет места.  Нам становится тесно. Кроме того, дополнительные помещения позволили бы нам иметь, например, зал-лекторий. А что такое зал-лекторий? Это большее количество более качественных и разнообразных мероприятий: конференций, круглых столов, тренингов, мастер-классов и др.

В общем, стремиться есть к чему!

См. также

0 %