Новости ГагаузииУзнай Гагаузию

«Есть кто живой?» — железнодорожная станция Кульма на окраине Гагаузии

Gagauznews, 9 апреля, Ирина Пинегина. Кульма — одна из железнодорожных станций Молдавской железной дороги. Расположена в долине реки Лунга недалеко от села Авдарма,  на участке между станциями Абаклия и Чадыр-Лунга. Входит в административно-территориальный состав села Кириет-Лунга.

На станции два железнодорожных пути, до 90-х годов их было три: один главный и два боковых. Так как поток пассажирских и товарных поездов пошел на убыль, один путь разобрали за ненадобностью.

Через эту станцию когда-то следовали поезда Кишинев-Рени, Одесса- Рени, Бессарабская — Рени. Сегодня здесь изредка проходят  только товарные поезда и маленькие рабочий вагончик и дрезина, или, как ее называют местные жители, «тележка».  Вагончик и дрезина сегодня являются единственным средством передвижения и выходом в свет, для тех, кто еще здесь живет.

© Gagauznews

© Gagauznews / Ирина Пинегина

На сегодняшний день на станции Кульма осталось только два жилых дома и два жителя. А когда-то станция была оживленной. В свое время государственное предприятие «Железная дорога» ремонтировала и поддерживала дома, в которых жили рабочие.

Дорога до Кульмы. Воспоминания Нины Ивановны Дарий

Жительница Чадыр-Лунги Нина Ивановна Дарий,  чьи родители были железнодорожниками, хорошо помнит свое детство, проведенное под стук колес. Эти воспоминания она бережно хранит. Нина Ивановна согласилась провести для нас небольшую экскурсию по станции Кульма.

Выехали рано. Гидрометцентр Молдовы обещал в этот день после обеда дождь со снегом. А это значит, что нам надо спешить, надо вернуться назад до обеда, иначе мы можем там надолго застрять. Дело в том, что в Кульму ведут грунтовые дороги, а так как они находятся в долине реки, а значит, в низменности, здесь часто образуются  ямы, превращающиеся в непогоду в болота. Легковушке в таких условиях проехать непросто. Проезжаем Кириет-Лунгу, через несколько сотен метров съезжаем с трассы. Дорога ужасная. Царапаем дно машины. Проезжаем под железнодорожным мостом. Когда-то дно водостока было полностью уложено гранитным камнем. По всей видимости, кто-то его периодически разбирает, наверное, для строительных нужд.

© Gagauznews / Ирина Пинегина

Едем дальше, дорога уже ровнее. По дороге Нина Ивановна делится воспоминаниями.

«Здесь прошло все мое детство. Осталось очень много хороших и ярких воспоминаний. Родители были железнодорожниками: папа начальник станции, мама – в разные периоды времени работала стрелочницей и дежурной по станции. Здесь они проработали много лет, здесь и умерли.

Когда-то поездов здесь было много, мы жили под непрерывный стук колес, но это никому не мешало. Насколько я помню, здесь было шесть домов, а точнее казарм, так они числились в официальных документах, три будки и два дома. Во всех этих строениях были прописаны и жили рабочие, обслуживающие железнодорожную станцию Кульма. Об этом свидетельствуют записи домовых книг: от 17 декабря 1951 года и 8 октября 1952 года, последняя книга велась до 1 апреля 1982 года. Домовые книги бережно хранятся начальником железнодорожной станции Марией Борладян.

Нина Ивановна Дарий говорит, что в свое время Кульма была стратегическим объектом, здесь осуществлялась погрузка и разгрузка военной техники.

Солдат было много. Помню, они угощали нас, детей, гречкой с тушенкой, было очень вкусно. Около каждого дома глубоко в земле были установлены бетонные цистерны, правда, их предназначение я не знаю. Здесь даже была водокачка с водонапорной башней. А еще, помню, на западном холме была могила. Родители говорили, что там похоронен один из первых начальников железнодорожной станции, к сожалению, никто уже не помнит его имени. Там росла сирень, именно по этому ориентиру, мы определяли, где именно находится захоронение», — рассказывает Нина Ивановна.

А вот и станция Кульма.

Нина Ивановна цитирует слова известной песни: «На дальней станции сойду, трава по пояс». Эти строки, мне напоминают о Кульме, в свое время трава, действительно, была по пояс. Особенно красиво здесь весной и летом».

Пятый месяц без зарплаты

Видим административное здание станции и два жилых дома, в которых еще живут люди. Около главного здания стоит «Нива», это значит, что дежурный на посту. Сегодня на станции работают пять сотрудников – начальница станции Мария Борладян, ее супруг – дежурный станции Иван Борладян и второй дежурный Федор Арсени, а также дежурные Василий Бургуджи, Филипп Арабаджи.

Они, как и все железнодорожники Молдовы, уже пятый месяц работают без зарплаты.

© Gagauznews / Ирина Пинегина

Иван Харлампиевич рассказывает нам о специфике своей работы,  объясняет, как при помощи пульта управления переводятся стрелки, подаются сигналы и многое другое. Одно неверное движение, говорит он, и делом займется прокурор. Работа действительно очень ответственная, ведь именно от внимательности дежурного по станции зависела жизнь пассажиров. Но сегодня пассажирских рейсов в этом направлении нет, товарных совсем мало, но свою службу на посту Иван Харлампиевич несет исправно, несмотря на то, что работает, как говорится,  в долг.  Общий стаж его профессиональной железнодорожной деятельности 43 года. Сначала был учеником стрелочника, потом дежурным, затем  начальником станции Джолтай. Но после того, как ее закрыли, был переведен вместе с супругой на станцию Кульма, где они по сей день и работают.

«Раньше здесь было оживленное движение. В сутки проходило по 60 поездов, а сейчас —  в неделю один. Работа была ответственной и престижной. У нас была хорошая зарплата и льготы, а сейчас ни зарплаты, ни льгот. Мы не получаем зарплату с декабря. Считаем: декабрь, январь, февраль, март, апрель – зарплаты до сих пор нет и не известно, будет она  или нет. Сейчас предприятие забирает даже резервные новые рельсы, видимо, чтобы продать и выплатить нам зарплату», — рассказывает Иван Харлампиевич Борладян.

На столе — подшивка газет «Железнодорожник Молдовы». В последнем номере руководство ГП «Железная дорога Молдовы» поздравляет железнодорожников с Новым годом.

На главной странице фото железнодорожного состава и надписи: «1871-2021», «Продолжаем движение вперед». Этот момент мы оставим без комментариев.

© Gagauznews / Ирина Пинегина

Поговорив с Иваном Харлампиевичем, идем дальше. Наша проводница Нина Ивановна показывает нам, по ее словам, старинную  брусчатую дорогу, выложенную из красного гранита. К сожалению, от брусчатки сохранилась только небольшая часть, остальная дорога уже покрыта слоем земли, и куда она ведет неизвестно. Нина Ивановна говорит, что вела она за пределы станции. Недалеко от брусчатки сохранился фундамент разрушенного дома, в него во время военных действий ВОВ попала бомба, рядом еще одна яма – след от снаряда.

Интересный материал:  Советские и турецкие мультфильмы теперь прозвучат на гагаузском языке - проект GRT

«Здесь когда-то был двухэтажный дом, но в него попала бомба, остался только фундамент. По другую сторону рельс есть еле заметная колея, похожая на окопы, правда, она заросла травой и слабо прослеживается. В детстве мы часто находили в окрестностях станции солдатские каски. Все это только подтверждает, что Кульма когда-то была важным военным стратегическим объектом, к сожалению, об этом нет никакой информации», — объясняет наша проводница.

Кульминские отшельники

Сохранился и родительский дом Нины Дарий, в котором прошло все ее детство. Этот дом был рассчитан на две семьи. В одной части жила семья Нины Ивановны, а в другой части до сих пор живет семидесятилетний Петр Железогло. Одиночество его не смущает. Иногда он встречается с соседом и  Иваном Харлампиевичем, чтобы поговорить, обсудить новости. А иногда неделями ни с кем не разговаривает. Потом он нам признался, что иногда молчит так долго, что потом ему сложно запустить работу лицевых мышц. И на самом деле, говорит он очень тихо.

Петр Георгиевич приехал сюда в 1985 году, работал дежурным по станции. «Как приехал сюда, так и живу до сих пор. Уже давно на пенсии. Пенсия у меня всего 1000 леев, часть из которых уходит на оплату интернета. Огород выручает. Продукты покупаю с запасом на несколько месяцев. Муку, например, на полгода беру. Питьевую воду привозят работники железной дороги. Лекарствами пользуюсь редко. Я не болею, у меня в планах — оставаться здоровым».

У Петра Георгиевича есть два сына и дочь. Один сын за границей, а двое других детей проживают в селе Кириет-Лунга. Но сам он привык к такому отшельническому образу жизни. Здесь тихо и спокойно, свежий воздух и природа.

© Gagauznews / Ирина Пинегина

На вопрос, не страшно ли здесь одному,  спокойно отвечает: «Мне уже нечего бояться».

В гостях у начальницы железнодорожной станции Кульма

В планах у нас — посетить еще одного жителя Кульмы, а также подняться на холм, чтобы отыскать могилу неизвестного начальника ж/д станции. Но, начинается дождь, и мы спешим уехать.

Едем в Кириет-Лунгу, чтобы встретиться с нынешним начальником станции  Марией Васильевной Борладян. Она в отпуске, но согласилась с нами встретиться. Едем к ней домой. Радушная хозяйка накрывает стол, наливает горячий чай, и в такой теплой и дружеской обстановке мы еще долго беседуем о прошлом, о хороших временах, о нынешней ситуации на железной дороге и о многом другом.

Так мы узнали, что Мария Васильевна родом из Бешалмы. В Кириет-Лунгу она приехала по направлению, после окончания педучилища. Здесь встретила будущего супруга. По специальности  работала недолго, хотя до сих пор с теплотой вспоминает годы работы в школе. Свою работу она очень любила, но по семейным обстоятельствам уволилась  устроилась работать вместе с мужем на железнодорожную станцию Джолтай. После закрытия станции оба супруга перешли в Кульму.

«Было время, когда поезда стояли на станциях, потому что некому было их принимать. Поездов было очень много, и они ждали своей очереди.  Нам приходилось по ночам таскать башмаки – железные подставки, которыми мы стопорили колеса поездов с обеих сторон, чтобы состав не сдвинулся с места. После того, как место освобождалось, их пропускали дальше. Поезда отправляли друг за другом, с интервалом в три-пять минут. Только пассажирских поездов у нас было 6 штук и 4 дизель-поезда, не говорю уже о товарных.

Все пошло на спад после развала СССР.

© Gagauznews / Ирина Пинегина

Хорошо было только при руководстве Мирона Ульяновича Гагауза, тогда нам несколько раз повышали заработную плату. А сегодня мы живем за счет пенсии. А вот как живут те, кто еще не вышел на пенсию, даже не представляю. Я, правда, иногда об  этом спрашиваю знакомых, работающих на других станциях, они говорят, что все время занимают  деньги у коллег-пенсионеров. Но сколько можно брать в долг? Зарплаты нет и неизвестно, когда будет. Если предприятие объявят банкротом, мы, наверное, свои деньги уже не получим», — сетует Мария Борладян.

Несмотря на непростую ситуацию, Мария Васильевна не отчаивается и рук не опускает, так же, как и супруг, несет свою службу ответственно и исправно. Называть ее пенсионеркой язык не поворачивается. Ее энергии можно только позавидовать. Она является членом творческого коллектива «Кириет Сеслери», который действует при Доме культуры села. Вместе с коллегами женщины ставят различные постановки, отражающие культуры, быт и традиции гагаузов. Помимо этого, она является инициатором и организатором мини-группы «Здоровье», состоящей из подруг и соседок. Ежедневно, если позволяет погода, женщины занимаются бегом и скандинавской ходьбой.

Возвращались мы из поездки со смешанными чувствами. С одной стороны зарядились общением с замечательными людьми, которые отдали большую часть своей жизни работе, которые и сегодня, несмотря на трудности, ежедневно несут свою ответственную службу.

С другой стороны остался неприятный осадок от осознания того, что такое огромное государственное предприятие как «Молдавская железная дорога» приходит в упадок, разрушается все то, что строилось долгими годами трудом и потом, приумножалось и расширялось. Сегодня молодым людям сложно представить, как можно работать без заработной платы и вряд ли бы кто-то согласился на такие условия.

Для меня, как для журналиста, эта поездка оказалась весьма ценной, потому как потихоньку уходят в прошлое и величие Молдавской железной дороги, и заслуги тех, кто ее строил, и тех, кто работал и до сих пор здесь работает. Надеяться на то, что случится чудо, и железная дорога Молдовы обретет былую мощь  и станет неотъемлемой частью транспортных артерий страны, верное, уже бессмысленно.

Но хочется верить в лучшее…

© Gagauznews / Ирина Пинегина

 

 

 

См. также

0 %