История ГагаузииРодная Гагаузия

«Сёзь», «емишь», «дююнь» или как гагаузы прошлого готовились к свадьбе — продолжение

Gagauznews, 30 марта, Ната Чеботарь. В прошлой публикации мы остановились на том, как сваты приходили знакомиться с родителями невесты и договариваться о свадьбе.

Сегодня расскажем о собственно церемонии сговора («сёзь»), которая в наши дни довольно сильно отличается от того, как это было у наших предков. Отличается в сторону упрощения, разумеется, ведь в наши дни условностям мало кто придает большое значение.

Итак, в старину «сёзь» обычно назначался на вечер или ночь субботы или в канун какого-либо праздника. В дом невесты приходили только приглашенные со стороны жениха.

Вот как об том рассказывается в сборнике «Гагаузские праздники, обычаи, обряды».

Церемония сговора начиналась с обсуждения свадебных подарков для обеих сторон. Сторона девушки обычно просила для невесты три-четыре «лефт» – украшения в виде золотых монет, золотые браслеты, золотые сережки, золотые и серебряные деньги, серебряный пояс, три платья, «бариз» (тонкий прозрачный платок из шелка), «джанынкер» (телогрейка);

Для отца невесты просили  «боба хакы» –  определенную сумму денег и «кайната пешкири» «полотенце свекра»; для матери –  «ана топу»  (отрез на платье и головной платок); для братьев и сестер, если таковые имелись – по паре сапог или другой кожаной обуви.

Когда подарки для стороны невесты были согласованы, приходила очередь торговаться стороне жениха.

Родственники парня интересовались, насколько богатое у невесты приданое («чиизь»), а также просили подготовить подарки для своих приближенных («бошчалык»). Сюда обычно входило: для родственников – 12 рубашек, 13 женских платков, 1 тонкий шерстяной платок и носки; для жениха – рубашка и носовой платок; для золовок (сестер жениха) – по два шерстяных платка; для деверей (братьев жениха) – рубашки, вязаные длинные носки; для свекра – рубашка; для свекрови – платье.

Также договаривались о том, что сторона жениха купит невесте следующие вещи: подвенечное платье из атласа, платье из тонкой шерстяной ткани коричневого цвета для обряда «емишь», обувь без задников для венчания, носки промышленного производства, носовой платок и прочее. Тут же договаривались и о датах предсвадебных обрядов, и о дне самой свадьбы. И когда отец жениха соглашался на все договоренности, отец невесты «сёзь верярьды» — давал слово, что так всему и быть.

Свадьба Терзи Георгия Дмитриевича и Федоры Дмитриевны, 1956 год/Фото из архива Марии Памужак

После этого мужчины выпивали по символической стопке вина, и в комнату приглашали будущую невесту. Мать жениха покрывала ее голову тонким шерстяным платком («нышан чембери») и протягивала деньги, принимая которые девушка целовала руку женщины. Затем она по очереди целовала руки всех присутствующих гостей со стороны жениха, которые также одаривали ее деньгами.

Мать девушки, в свою очередь, дарила парню рубашку, его матери – кофту или сорочку и носовой платок, присутствующим мужчинам со стороны парня – по маленькому полотенцу, а женщинам – по носовому платку.

После этого обе стороны подходили к будущим молодоженам и произносили важные слова: «Ты теперь наш(а), а мы – твои». Это означало, что две семьи приняли друг друга и отныне являются одной большой породнившейся семьей.

После завершения церемонии одаривания все садились за стол. Когда пиршество заканчивалось, гости шумно расходились. Шум создавался специально: сельчане должны были знать, что «сёзь» успешно прошел и благополучно завершился.

Как пишет Тодур Занет, после обряда «сёзь» парень мог приходить  к своей невесте каждый вечер, но ни все равно встречались только у ворот дома, при этом с невестой всегда находилась ее сестра, чтобы молодые «не совершили какую-либо ошибку».

«Емишь» – помолвка

Помолвка проводилась, как правило, через одну-две недели после «сёзя». В разных населенных пунктах этот обряд называли по-разному: «емишь», «года», «чотра».

Считается, что название «емишь» произошло от общего гагаузского названия угощений (изюм, орешки, фундук, сладости), которые приносили с собой на этот обряд родители жениха для угощения невесты.

Что интересно: если обе стороны жили в достатке и были более-менее богатыми, то обряд помолвки проводили днем, чтобы все соседи и прохожие видели, какими богатыми подарками обменялись стороны. Если семьи были стеснены в средствах, то договаривались провести «емишь» в темное время суток, чтобы никто не увидел их скромные дары друг другу.

Интересный материал:  Сергей Гайдаржи - гагауз в высших эшелонах власти России

В старину для этого обряда нанимался музыкант (чаще всего скрипач), позднее, в 60-70 годы XX века нанимали уже целые мини-оркестры: трубачей, гармонистов или аккордеонистов, барабанщиков.

Свадьба Ватав Георгия Михайловича и Евгении (Георгины) Дмитриевны, Томай 1957 год/Фото из архива Людмилы Куцаровой

В старинные времена для приглашения на свадьбу со стороны жениха и невесты нанимали  неженатых парней – «изметчи» (буквально «обслуга»). Они верхом на коне, к гриве которого был привязан носовой платочек, объезжали родственников, давали отпить из  чотры и озвучивали приглашение прийти на помолвку.

В назначенный день в доме жениха собирались его холостые друзья. Здесь уже ждали приготовленные подарки для невесты: «сёзь-колачи» и «каниска» (помолвочный калач и праздничная отварная курица). До обеда все пировали, затем приносили большой поднос, на который клали:

  • емишь (изюм, орешки, фундук, сладости);
  • емишь-фистаны (платье для невесты);
  • серебряный пояс для помолвочного платья; кофту;
  • емишь-шалинкасы – платок из тонкой шерсти, к одному из углов которого привязана золотая монетка;
  • лефты;
  • носки;
  • башмаки.

Деверь брал поднос с подарками, поднимал его над головой и вся процессия направлялась к дому невесты. Скрипач всю дорогу играл марш.

В доме невесты ее подружки прятали молодую и просили за нее «ёдек» (выкуп) –  или песню, или танец. После того, как деверь откупился, приводили невесту, мать жениха протягивала ей руку для поцелуя и давала деньги. Затем она начинала надевать на невесту помолвочное платье.

Девушка, следуя обычаю, «не хотела» надевать платье и ее одевали «насильно». Затем будущая свекровь повязывала на невесту помолвочный платок, целовала ее в обе щеки, произнося: «Отныне ты наша. Посмотрим, как мы тебя будем называть – невесткой ли, дочкой ли».

Свадьба Петра Михайлова и Ольги Икизли, Комрат/Фото из архива семьи Чеботарь

После этого невеста угощала всех вином из чотры, а ей давали деньги, и  она целовала всем руки.

Иногда во время помолвки совершался отдельный обряд – потчевание жениха («гювеейи конукламак»): жениха и его друзей провожали в отдельную комнату, где они рассаживались, а невеста должна была их угощать. При этом девушка не могла присесть до тех пор, пока жених ей этого не разрешал. Как рассказывали старожилы, бывало, невесте приходилось провести на ногах весь вечер или всю ночь, пока не расходились гости.

Поскольку помолвка совершалась в ночь на субботу или накануне праздника, следующий день всегда был выходным, и все отправлялись вечером на танцы. Невеста наряжалась во все, что ей накануне подарили на помолвке,  брала узелок с угощением, которое осталось с вечера, и вместе с подружками отправлялась на хору. Каждый, кто подходил поздравить девушку, здоровался с ней за руку, а она в ответ угощала его вкусностями.

Жених также приходил на хору со своими друзьями, вместе с которыми танцевал «дюз хору», этот танец помолвленные танцевали, находясь рядом друг с другом. После танца девушка целовала своему жениху руку, а тот давал ей деньги и один «лефт».

«Дююнь» (свадьба)

В старину у гагаузов было множество обрядов и обычаев, связанных со свадьбой – одни ее предвосхищали, другие выполнялись непосредственно в этот день, третьи – замыкали череду торжественных церемоний.

Среди самых известных, о которых еще помнят современные гагаузы среднего возраста, – обряд «хамур» или «баллы пита» (медовая пита); «байрак» (изготовление свадебного флага); «фенця» (плетение свадебных венков); «теллемя» (вплетение в косы невесты специальных блестящих металлических нитей); бритье жениха; одевание невесты; «прост олмак» (обряд прощания и прощения); «гелини аалатмак» (обряд, заставляющий невесту плакать); «татлы ракы» (обряд «сладкой водки», о котором мы рассказывали в нашей публикации «Шарап-шарапчик: Вино в традиционной культуре гагаузов»)  и другие.

Свадьба Матрёны и Афанасия Така, Казаклия, 1956 год/Фото из архива Юлии Радиш

В следующей, завершающей публикации, посвященной старинным гагаузским свадебным обычаям и обрядам, мы попробуем систематизировать всю имеющуюся информацию и рассказать вам лишь о самых необычных и интересных из них.

См. также

0 %