Главные новостиМнение

Анатолий Топал о строительстве фабрики в Чадыр-Лунге на 1000 рабочих мест — интервью

Gagauznews, 20 января. Примар Чадыр-Лунги Анатолий Топал ответил на вопросы ведущего Петра Гарчу в эфире канала NTS.

«Почему мэрия Чадыр-Лунги хочет забрать водопроводные и канализационные городские сети?», «Есть ли деньги в бюджете?»,  «Какие проекты будут реализованы в 2021 году?», — эти и другие вопросы стали темой передачи «Сегодня».

— В ноябре прошлого года Вы говорили, что, возможно, к концу года в бюджете не хватит денег на выплату заработной платы. Удалось ли решить этот вопрос?

— Во-первых, хочу поздравить всех с наступившим Новым годом. Очень надеемся, что кошмар 2020 года останется позади и в новом году все будет хорошо. Если говорить о бюджете, то могу сказать, что,  несмотря на ситуацию с коронавирсом и засухой, в целом  мы год закончили неплохо:  выплатили заработную плату, выполнили обязательства перед  экономическими агентами за предоставленные услуги и выполненные работы, за исключением работ по переходящим проектам.

У нас есть проекты, которые переходят на текущий год. Помимо этого, у нас есть небольшая сумма переходящих остатков. Мы благодарны всем экономическим агентам и жителям муниципия, добросовестно выплачивающим  налоги, за счет которых мы могли реализовать определенные проекты и выплатить заработные платы.

— Насколько ощутимо пандемия сказалась на работе примарии? Возможно, вам пришлось отказаться от каких-то проектов?

— В прошлом году мы предприняли максимум усилий, чтобы жить по средствам. Но мы также понимали, что не должны обижать наших экономических агентов. Что это значит?

У нас есть пассажиро-перевозчик, который потерпел убытки в период пандемии. Мы оказали ему всевозможную помощь: освободили от налогов, несколько месяцев выплачивали компенсацию, общая сумма составила более 100 тысяч леев.

Помимо этого, освободили от рыночного сбора патентообладателей двух Чадыр-Лунгских рынков.  Это наши риски, так как сборы были заложены в бюджет. До сих пор осталась нерешенной проблема с сельхозлидерами, которые арендуют примарийскую землю.  Они обратились в Совет с просьбой снизить сумму аренды, так как засуха очень сильно сказалась на их деятельности. А ведь у нас есть крупные сельскохозяйственные предприятия, которые обрабатывают огромные площади. Мы обратились в госканцелярию, чтобы узнать, насколько правомочно это сделать. Госканцелярия в свою очередь обратилась в Налоговое управление «Юг». Пока ждем ответа.

Но стоит отметить, что мы не стали повышать налоги на 2021 год, они остались на уровне прошлого года. Местные власти не должны мешать бизнесу. Мы постоянно работаем над привлечением новых экономических агентов и поддерживаем действующих.

К примеру, в нашем городе работает большое предприятие «Транстест», которое на данный момент увеличивает свои производственные площади. Положение местного Совета гласит:  если предприятие берет  в аренду землю на сумму более миллиона леев и открывает рабочие места, то возможно применение коэффициента от 2 до 10%.

Это является своеобразным стимулом для развития бизнеса. Да, мы недополучаем в бюджет определенную сумму, но для нас важнее открытие новых рабочих мест.

— Насколько сильно отличается ситуация с бюджетом прошлого года и нынешнего?

— Когда мы готовили бюджет, у нас возникли разногласия с Минфином РМ по финансированию детских садов и спортивной школы. Но нам удалось решить это вопрос и значительно уменьшить сумму разногласий, которая сейчас составила чуть более 300 тысяч леев, но не думаю, что это сильно повлияет на работу этих структур. Есть серьезные вопросы, связанные с задолженностью перед нами регионального бюджета.

Мы понимаем, что коронавирус и засуха сильно повлияли на эту ситуацию и ударили по региональному бюджету, где аккумулируется основная часть налогов. И, тем не менее, эта задолженность есть, ее сумма составляет более 5 млн леев: капитальные вложения, компенсация за освобождение от налогов патентообладателей, фонд возмещения и другое.  К счастью, очень многие проекты, начатые в прошлом году, продолжаются.

Но, если мы не получим из регионального бюджета финансы на эти цели, а это более 3 млн леев, то завершение проектов будет под угрозой.

— Если говорить о проектах, какие для вас являются ключевыми, на каких  вы акцентируете особое внимание в этом году?

— Прошлый, 2020 год, нами был объявлен годом экономического развития. Мы планировали совместно с Торгово-промышленной палатой Гагаузии и министерством экономики провести Экономический форум, главной темой которого обозначена проблема развития малых городов. Однако, по известным причинам, мы не смогли реализовать намеченные планы. Поэтому было принято решение реализовать в этом году  то, что не получилось в прошлом.

Главным нашим проектом и нашей целью является строительство фабрики, которая обеспечит работой около 1000 человек.

Мы прошли первый этап отбора Фондом регионального развития, сейчас готовим проектно-сметную документацию, которую должны предоставить до 17 февраля. Если все пройдет успешно, то строительство фабрики начнется уже в этом году.  Это наш основной проект, так как создание рабочих мест –наше приоритетное направление.

— А есть ли интерес со стороны экономических агентов открывать бизнес в Чадыр-Лунге? Как часто к вам с такими предложениями обращались, скажем, в последние 2-3 года?

— Что я могу сказать? Инвесторы чаще всего приезжают в Комрат. Столица в этом смысле является своеобразным ситом. Поэтому шанс, что после Комрата инвесторы приедут к нам, слишком низкий. Если обращаются непосредственно  к нам, тогда мы еще можем о чем-то говорить. Так, благодаря Агентству регионального развития у нас будет реализован проект по развитию пчеловодства. Мы смогли убедить инвесторов, что у нас есть для этого очень хорошие условия. Контракт подписан.

Есть еще один проект — по созданию промышленной площадки по линии МИДЛ на сумму 1,5 млн леев.  Проект предусматривает ремонт  спортзала бывшей школы №3. Здесь экономические агенты смогут работать на льготных условиях.

Интересный материал:  Постановление КС: Президент обязан выбрать премьер-министра

— Что касается субзоны экономического развития «Валканеш», верите ли Вы в перспективу ее развития? Получается странная ситуация: швейную фабрику там строить не захотели, пчеловодство там тоже не разместили.

— Пока должность директора не занял  молодой специалист Михаил Шальвир, я не верил в развитие субзоны.

Но с его приходом ситуация изменилась. В прошлом году мы получили поддержку, к территории подведены все необходимые коммуникации. В процессе работы с субзоной появилась еще одна возможность – реализация проекта по производственной площадке, которая будет находиться рядом.

Михаил Шальвир очень активно работает, и, возможно, первым инвестором субзоны станут пчеловоды, у них есть второй проект — развитие животноводства. После праздников состоится аукцион по сдаче территории в аренду, если они появятся на аукционе, то это будут наши первые удачные шаги к развитию зоны.

— Вы неоднократно говорили о том, что водопроводные и канализационные сети должны быть переданы городу. Почему Вы так считаете? Что это изменит?

— Так считает не только примар, но и муниципальный Совет, и население.  Есть закон, который четко гласит, что собственниками сетей могут быть только власти первого уровня. А у нас нонсенс. Сегодня  держателем сетей фактически является один человек – председатель Чадыр-Лунгского района. Мы неоднократно обращались в адрес администрации района, но безрезультатно. На сегодняшний день предприятие «Апэ-Термо» чувствует себя монополистом и поэтому считает, что все должны действовать по его правилам. Одно предприятие добывает, оно же и поставляет продукт. Административный Совет предприятия не является независимым органом.  Видя всю эту ситуацию, мы приняли решение обратиться в суд.

Мы требуем вернуть городу водопроводные сети, которые были построены нашими турецкими друзьями, и канализационные сети, которые проведены частично за  счет гранта, частично за счет кредита, который сегодня выплачивает население.

Мы не претендуем на «Апэ-Термо», предприятие пусть работает.

Какие преимущества получит Чадыр-Лунга, сели сети перейду в город?  Мы сможем датировать предприятие, сможем решать каждый сложный случай в индивидуальном порядке. Сегодня на бабушку, у которой испортился счетчик, предприятие налагает штраф и обязывает поменять его за свой счет.  Есть закон,  и есть человечность.

— Есть опубликованные данные о том, что около 50% домов в Чадыр-Лунге до сих пор не подключены к системе канализации. На Ваш взгляд, это проблема?

— Кончено, проблема. Это вопрос экологии.  Хорошо, если септики забетонированы, а если нет, то все это попадет в почву, затем в грунтовые воды. Это серьезный вопрос.

Но у нас на сегодняшний день стоимость за услуги канализации превышает стоимость воды. Такой ситуации нет нигде в Молдове.

Всем известно, что не вся поставляемая вода в дома уходит в канализацию. Если еще учесть тот факт, что нам эту воду продают как питьевую, а она техническая. Жители часто к нам обращаются с различными жалобами и просьбами о помощи, но мы в этой ситуации помочь ничем не можем. Поэтому нам остается только одно – идти в суд.

— В Гагаузии в последнее время начали активно работать с грантами. За счет чего вам удается увеличивать процент участия в проектах?

— Да, для нас это один из самых важных вопросов. В этом направлении мы начинали сложно. Но ситуация изменилась. Сегодня мы больше работаем с европейскими грантами.

Для этих целей мы взяли в штат примарии трех молодых и активных ребят, которые владеют английским языком, что немаловажно. Помимо этого, они имеют свои общественные организации, это тоже является своего рода преимуществом, так как в некоторых проектах необходимы партнерские отношения. В прошлом году нам удалось привлечь более 10 млн внебюджетных средств.

Анализируем ситуацию: в развитие инфраструктуры Чадыр-Лунги вложено в 2020 году 14 млн леев, из них 6 млн леев – средства центрального и регионального бюджета, 10 млн – средства доноров.  Да, есть проекты, которые мы не смогли выиграть, но мы продолжаем активно работать в разных направлениях.

— Как  вы стимулируете молодых специалистов по проектам?

— Этот вопрос сложный.  Есть проекты, в которых заложены средства – оплата за работу менеджера, в качестве которого выступает один из специалистов, тот, кто написал проект. Тогда есть дополнительные средства. Но чаще всего этих средств нет. Мы понимаем, что молодых специалистов надо поощрять, иначе они могут уйти.

Поэтому мы планируем на заседании Совета принять специальное положение о процедуре поощрения, согласно которой специалист сможет получать определенный процент от суммы проекта. Уверен, советники утвердят это предложение, так как они видят результат работы этих ребят.

— Вы часто говорите о несправедливом распределении средств. Как Вы относитесь к теме митингов, которые организуют Ваши коллеги из сел Копчка и Дезгинжи? Вы поддерживаете их?

— Я поддерживаю своих коллег.

Несправедливое распределение всегда  было есть и будет.

Эти средства выделяются центром.  Парламент  всегда использовал этот метод, чтобы поддерживать свои мэрии.

Если говорить про бюджет Гагаузии, то за три года Чадыр-Лунга недополучила 4 млн леев по программе «Освещенный населенный пункт».

Мы нашли на эти цели средства из местного бюджета. Но ведь могли бы их направить на другие нужды. Если мы не получим гарантии,  что нам выплатят эту сумму, то обратимся в суд. Да, это  нонсенс — судиться с вышестоящим руководством, но это лучше, чем митинговать. На митинги у нас никто  не обращает внимание.

Очень надеемся, что наши суды при рассмотрении вопроса будут объективны и на стороне закона.

См. также

См. по теме:Главные новости

0 %