Главные новостиИстория ГагаузииНаши за рубежом

Как гагаузы живут в Бразилии — продолжение истории о наших за рубежом

Gagauznews, 9 января, Ната Чеботарь. Совсем недавно мы рассказали вам историю семьи Теодосио Колпакчи, который в пятилетнем возрасте эмигрировал с родителями из Бессарабии в Бразилию. Было это в далеком 1925 году.

Из этого материала вы узнаете, что стало причиной столь массовой эмиграции гагаузов через океан.

А также о том, как потомки уехавших в Бразилию гагаузов ищут (и находят!) своих родственников на территории современной Гагаузии. На главном фото — Михаил Орманжи (слева), Лидия (Лиза) Губогло, Андрей Манастырлы — потомки рода Орманжи.

Читайте также Гагаузы в Бразилии — история малоизвестной эмиграции

Эту историю  осенью прошлого года рассказала для Чадыр-Лунгской районной газеты «Знамя» директор муниципального историко-этнографического музея Стефанида Стамова. Считаем, это будет интересно многим гагаузам, живущим сегодня за пределами своей исторической родины и не имеющим возможности выписывать местную прессу.

Благо, интернет дает прекрасную возможность соединять людей, как случилось в финале этой истории.

А началась она с небольшого комментария к одной из публикаций блога музея Чадыр-Лунги: «Я бразильянка, говорю на португальском и английском языках. Меня зовут Милена Орманжи, и я ищу свою родословную. Моего дедушку звали Афанасий Орманжи. Он приехал в Бразилия в 1926 году вместе со своим братом Ильей Орманжи и его семьей: женой Домникией и сыном Харлампием. У Афанасия есть дети и внуки в Бразилии, но мы ничего не знаем о Харлампии. Только знаем, что он из Гагаузии, из Чадыр-Лунги».

Директор музея, очень отзывчивый человек, не смогла остаться равнодушной к этому чаянию и начала поиски в архивах учреждения. Так, по архивным документам ей удалось выяснить, что брата Афанасия Орманжи на самом деле звали не Ильей, а Федором. Ильей, как оказалось, звали его отца; он попал в плен и до 1918 года находился в плену в Австрии. Благодаря публикации в районной газете, уже буквально на той же неделе в музей пришли родственники Милены – потомки того самого Федора Орманжи, о котором она написала в своем комменатрии.

Что стало причиной массовой эмиграции гагаузов в Бразилию?

Как рассказала Стефанида Стамова, все началось с того, что в начале прошлого века Румыния подписала трехлетний договор с правительствами Бразилии и Аргентины о переселении бессарабцев на неосвоенные земли этих двух стран.

Документ оговаривал, что принимающая сторона берет на себя расходы, связанные с переездом: оформляет  эмиграционные паспорта, приобретает билеты на пароход, обеспечивает их едой во время пути. В течение первых трех лет переселенцы должны были отработать эти средства на плантациях, после чего им обещали бесплатно выделить собственные участки земли.

В бессарабские села ринулись агенты-вербовщики пароходных компаний. Они стучались в каждую дверь и заманчивыми рассказами будоражили воображение людей, обещая им райскую жизнь, большие наделы земли.

Надо ли удивляться, что малоземельные и безземельные местные гагаузы, которым приходилось батрачить не только на местных богачей, но уезжать на заработки в Ренийский и Измаильский уезды, поверили агитаторам? Верили им и более зажиточные крестьяне.

По свидетельству Стефаниды Стамовой, в местном музее есть портмоне одного из переселенцев — Ивана Киорогло, на котором указана компания, агенты и пароходы, на которых наши соотечественники уплывали в другие страны, в новую жизнь, им пока еще неведомую.

Портмоне Ивана Киорогло

11 параходов в Бразилию

В ноябре 1925 года первая группа чадыр-лунгцев отправилась в путь. Сначала переселенцев повезли в Бухарест, там им выдали миграционные паспорта, дальше отвезли в Галац, из порта Галац – в Голландию, Францию, Италию.

Там переселенцев пересадили на большие пароходы, и они отправлялись в долгое двухмесячное путешествие на другой континент, к берегам Бразилии.

На пароходе женщин и мужчин размещали отдельно. В пути их действительно кормили, но паек был скудным и состоял из небольшого куска хлеба. Иногда давали молоко. Среди пассажиров было много детей, некоторым было всего несколько месяцев отроду.

Интересный материал:  Изменения в водительские удостоверения и паспорт транспортного средства РФ

Масштабы переселения из Чадыр-Лунги просто поражают: 8 января 1926 года пароход «Highland Rower» высадил пассажиров в порту Сантос. Среди пассажиров была семья Молла из Чадыр-Лунги.

Пароход «Hoedic», на борту которого были и бывшие жители Чадыр-Лунги (семьи Ворниковых, Константиновых, Георгия Георгиевича Манастырлы и Георгия Ивановича Манастырлы), достиг берегов Бразилии 1 февраля 1926 года.

Очередную группу переселенцев в порту Сантос 21 февраля 1926 года высадил еще один пароход. Это и была семья Мариновых.

А 26 февраля 1926 года к порту Рио-де-Жанейро причалил еще один пароход, среди его пассажиров была семья Георгия и Домники Киорогло.

Спустя короткое время, 3 марта 1926 года, в порт Риоде-Жанейро прибыл пароход «Orania» с переселенцами из Бессарабии, покинувший берега Европы 21 января 1926 года.

15 марта 1926 года к берегам Бразилии причалил еще один пароход, «Aurigny», на борту которого были семьи Камбур, Железогло, Келеш, Орманжи.

Фамилии семейства Орманжи в списке пассажиров парохода

В конце марта в Бразилию, в порт Рио-де-Жанейро, прибыла семья Ильи и Елены Киорогло, а 8 апреля 1926 года – семья Саввы и Натальи Иванчевых; 3 мая того же года еще одна семья — Афанасия Татар из ЧадырЛунги; 9 мая берегов Южной Америки достиг пароход «Sierra Morena». Среди пассажиров была семья Димитровых.

Семья Ивана Генова прибыла в порт Сантос 24 мая 1930 года.

С 1926 по 1930 годы сотни жителей Чадыр-Лунги, покинув родные места, отправились в поисках лучшей доли в чужие края.

С тех пор их сердца были разделены надвое: одна часть навсегда осталась в Чадыр-Лунге, а вторая накрепко связала их с Бразилией.

Как Бразилия стала домом для гагаузов?

Для их внуков и правнуков, родившихся уже после переселения, Бразилия навсегда стала единственной Родиной.

Южная Америка, однако, оказалась совсем не обещанным раем. Даже спустя десятилетие после эмиграции, положение бессарабских переселенцев в чужой стране оставалось удручающим. Каково приходилось в чужой стране неграмотным, не владеющим португальским языком бессарабцам, нетрудно догадаться.

Столица одноименного штата Сан-Паулу, куда свозили всех новоприбывших, не могла справиться с наплывом дешевой рабочей силы. Найти работу в городе было невозможно!

Как рассказала Стефанида Стамова, бессарабские крестьяне, чтобы не умереть от голода, отправлялись на дальние кофейные плантации, в лесные штаты, где, расчистив участок, принимались за привычную свою работу – выращивать хлеб и овощи.

Братья Афанасий и Федор Орманжи прибыли в Бразилию 15 марта 1926 года.

Афанасию тогда было всего 19 лет. Немногим старше был и брат Федор – 22 года. Сыну Федора Харлампию — 1 год. В Чадыр-Лунге остались родители, Илья Иванович и Екатерина Николаевна, а также две сестры — Федора и Надежда. Не выдержав тяжелых условий труда и тяжелой жизни, вскоре Федор задумал вернуться в Бессарабию. Собрав денег на обратный билет, они вернулись в ЧадырЛунгу. А брат Афанасий остался в Бразилии. Там он женился на дочери Георгия Георгиевича Манастырлы — Марии.

Семья Афанасия Орманжи в Бразилии

В 40-е годы прошлого века семья Афанасия Орманжи переехала в Уругвай. В 70-е годы они снова вернулись в Бразилию и окончательно поселились в городе Сан-Паулу. В семье родились дети Михаил, Илья, Георгий и Ольга, а после и внучка Георгия Орманжи и правнучка Афанасия Орманжи, та самая Милена, живущая в Сан-Паулу и написавшая на страничку музея с просьбой помочь найти родственников в Чадыр-Лунге.

Снимки из блога музея Чадыр-Лунги

Продолжение следует…

См. также

См. по теме:Главные новости

0 %