Главные новостиРодная Гагаузия

Как в Гагаузии выращивали тутовый шелкопряд и производили лучший на юге шёлк

Gagauznews, 14 декабря, Ната Чеботарь. В одной из предыдущих публикаций об истории Гагаузии мы рассказали о том, как в середине прошлого века в наших краях выращивали апельсины, лимоны и хлопок.

Однако мало кто из современной молодежи знает, что в гагаузских городах и сёлах в прошлом довольно активно занимались разведением тутового шелкопряда.

В 60-70 годы в Комрате и Чадыр-Лунге не было, пожалуй, ни одного частного двора, в котором не росли шелковицы — именно на этих деревьях особенно хорошо растут и развиваются личинки тутового шелкопряда. А на загородных просторах и вовсе выращивались целые шелковичные сады, где размножали личинки шелкопряда и потом из коконов «добывали» уникальные тончайшие шелковые нити.

В Чадыр-Лунге довольно долгое время работала коконосушилка, куда свозили сырье со всех окрестных сёл.

По воспоминаниям некоторых старожилов, это было одно из лучших предприятий на юге Молдавии, а в процесс были вовлечены не только непосредственные работники, но даже школьники во время летних каникул.

Исторически, производство волокна из коконов тутового шелкопряда было одним из исконно гагаузских занятий, наравне с ковроткачеством. И если в ковроткачестве и в производстве полотна для пошива одежды в основном использовали хлопковую или шерстяную пряжу, то нити из шелка-сырца использовали для ручного производства головных уборов (шалинка, басма), декоративных носовых платочков, изысканных рушников, помолвочных полотенец («года пешкири»), наволочек, скатертей и прочих предметов быта, назначение которых было скорее декоративным, чем утилитарным.

Немного познавательной информации и интересные фотографии на эту тему нашла в блоге Чадыр-Лунгского историко-этнографического музея, информацию подготовила директор учреждения Стефанида Стамова.

О том, что гагаузки на юге Бессарабии производят уникальные ткани из шелка, стало широко известно после большой сельскохозяйственной выставки, прошедшей в Кишиневе в далеком 1889 году. На этой выставке как раз и были представлены уникальные гагаузские шелковые «года пешкири» ручной работы.

Сельскохозяйственная выставка/фото из архива музея Чадыр-Лунги

Для выращивания коконов требовалось просторное и теплое помещение, в котором располагались стеллажи из стеблей камыша, выстланные бумагой. На бумагу высеивались кладки яиц тутового шелкопряда. Через 2-3 дня появлялись гусенички. Вот их-то и кормили листьями шелковичного дерева. Гусенички росли в течение недели, а потом засыпали на три дня. В это время помещение убирали и проветривали.

Интересный материал:  Социально-экономическое развитие региона через призму общежития КГУ - Сергей Захария

Такой цикл повторялся несколько раз. В конце цикла на стеллажи укладывались ветки, к которым прикреплялись выросшие гусеницы, начинавшие оплетать себя тончайшими шелковыми нитями, превращаясь в коконы.

Лучшими считались коконы, в которых куколка свободно перекатывалась. Определенное количество коконов оставлялось для дальнейшего размножения, остальные сушились в печах при определенной температуре. Важно было успеть высушить коконы до того момента, как насекомое превратится в бабочку и прогрызет кокон, чтобы покинуть его.

Высушенные коконы погружались в большой казан с водой, которую кипятили до того момента, как от кокона начинали отделяться волокна шелка. Этот момент определялся знатоками при помощи деревянных палочек, которыми водили по воде.

Если волокна начинали приставать к палочке, значит, сырье было готово к использованию.

Шелковое волокно моталось вручную. Процесс был трудоемким, сложным и очень ответственным. В каждом селе были свои мастерицы-шелкомотальщицы. Если работы было много, коконы отвозили в специальные мастерские и мотали при помощи специальных машин. Такие мастерские находились в Комрате, Вулканештах и Болграде. А коконы, выращиваемые на Чадыр-Лунгской коконосушилке, отправлялись на Бендерский шелковый комбинат.

Комратские женщины перебирают коконы, 60-е годы

В ХIX-м веке правительство Бессарабской губернии уделяло особое внимание развитию шелкопрядения, в школах даже велись специальные уроки для девочек, которые в будущем становились умелыми мастерицами и вносили свой вклад в развитие отрасли.

По воспоминаниям жителя Чадыр-Лунги Николая Тукана, местный колхоз в те годы располагал аж  тремя тутовыми плантациями, а сырье, получаемое в процессе производства, направлялось на шитье парашютов.

Жительница села Томай Вера Чимпоеш рассказала: «Помню, в те годы разведением шелкопряда занимались все. В нашей сельской школе не хватало  помещений, поэтому три класса, в том числе и наш класс «нулевиков», разместили в свободном здании на территории детсада (микрорайон Ботна, Томай). Запомнились волнистая, с большой дырой сбоку, школьная доска между двух небольших окон; печь, которую топили с нашей стороны. А летом в этих помещениях на деревянных стеллажах колхозники выращивали шелкопряд. Приходилось помогать собирать для этих обжорок листья шелковицы».

Гайдарские шелкопрядницы

См. также

См. по теме:Главные новости

0 %