Знаменитости ГагаузииОбщество

Журналист Михаил Дмитриевич Червень (1945-2017)

GagauzNews, 27 ноября, Ната Чеботарь. Рассказывая о людях, ставших знаменитыми и прославивших Гагаузию благодаря своему труду, я чаще всего пишу о людях разных профессий, но никогда до этого момента не писала о своих коллегах журналистах.

А ведь именно журналисты своим незаметным каждодневным  трудом создают маленькие живые истории, которые впоследствии становятся кирпичиками, из которых, в том числе, складываются будущие монументальные творения в виде книг, энциклопедий, сборников жизнеописаний известных людей и т.п.

Сегодня хочу рассказать о своем старшем коллеге, которого знала вся Гагаузия.

Михаил Дмитриевич Червень был одним из самых настоящих аксакалов и корифеев гагаузской журналистики, поскольку его трудовая деятельность началась задолго до появления самой автономии.

Михаил Червень с соратниками по борьбе за самоопределение гагаузов

Михаил Червень был и бессменным  летописцем современности, работая корреспондентом Чадыр-Лунгской районной газеты «Знамя» на протяжении нескольких десятков лет – с 1987 года и до самого конца, держа руку на пульсе времени и отражая жизнь местного сообщества в своих актуальных, острых, иногда злободневных материалах.

В разное время Червень был собкорром республиканских изданий «Moldova Suverană» и «Независимая Молдова», а также  региональной газеты «Вести Гагаузии».

Будучи филологом по основной специальности, свободно говорил и писал на русском и румынском. В Чадыр-Лунгской районной газете «Знамя» вел постоянную рубрику «Bayrak» на гагаузском языке.

С самого начала борьбы за национальное самоопределение гагаузского народа главной темой статей, репортажей, зарисовок Михаила Червеня стали процессы и события, происходившие в это время.

Он был одним из пламенных борцов за Гагаузскую автономию, за сохранение и развитие гагаузской культуры, народных обычаев и традиций. Свою борьбу он вел при помощи пера, и этим внес неоценимый вклад в исторические хроники автономии.

Питая бесконечную любовь к родной земле, он написал книгу «Живая история», посвященную 70-летию образования Чадыр-Лунгского района (2010 год).

На скачаках по случаю Хедерлеза

Михаил Червень  никогда не считал свою работу тем, что заслуживает чьей-либо оценки, кроме оценки читателей, но все-таки справедливо, что хотя бы под конец своей карьеры он был удостоен звания «Заслуженный журналист Гагаузии».

Ни одно социальное, политическое и общественно-значимое явление не оставалось без внимания Михаила Червеня.

Он всегда имел свою точку зрения, свой взгляд, свое мнение и, отстаивая свою позицию, никогда не шел на сделки с совестью. Он был прямолинейным, принципиальным, несгибаемым в определенном смысле человеком. В вопросах, касающихся профессиональной этики и долга с ним невозможно было «договориться» и тем более  — заставить его писать под диктовку, в угоду чьей бы то ни было выгоде. Он был твердым человеком с твердым характером, и эта твердость делала его тем, кем его знали и уважали коллеги, друзья, соратники.

У каждого журналиста есть своя личная аудитория, свой читатель, который в любимой газете или на любимом сайте ждет именно его материалов.

Уход Михаила Червеня стал большой потерей для многих: ушел автор, журналист, чьих материалов они ждали каждую пятницу в Чадыр-Лунгской «районке». Но для коллектива редакции это еще большая потеря — ушел коллега, в кабинете которого теперь повисла звенящая тишина, ушел человек, личность, ушел один из нас – один из тех, кто без этой газеты, без этой работы себя не мыслит и не представляет себе жизни.

Интересный материал:  Власти предупреждают развлекательные заведения соблюдать эпидемиологические меры

В силу возраста, многим из нас он годился в отцы, но никогда не ставил себя выше любого, кто в разное время работал в этой редакции; всегда был справедливым, вежливым, интеллигентным во всем. Был любознательным, всю жизнь чему-то учился, несмотря на то, что и так много знал.

Вспоминаются планерки: Михаил Дмитриевич всегда был до предела скрупулезным, точным, выверял каждую букву и цифру, оттачивал и без того отточенный слог, и, держа в руках очередной номер газеты с уже вышедшими материалами, нередко вздыхал: «Эх, надо было вот тут написать по-другому, а вот тут – использовать иное выражение». И в этом был он весь: улучшить то, что и без того хорошо, выделить еще больше, заострить внимание, бить словом точно в цель, писать каждый раз как в последний раз…

Михаил Червень был работающим пенсионером. Работающим неутомимо и как огня боявшимся остаться не удел, как часто бывает с пенсионерами. Для него работа была смыслом жизни, она и была его жизнь. Он не любил долгих праздников и выходных, еще накануне сокрушаясь в редакции, что придется «бездельничать».

Он запомнится нам стойким и несгибаемым человеком.

Коварная болезнь подкралась у нему незаметно. Хотя сам Михаил Дмитриевич наверняка о ней догадывался, и незаметно это было только для посторонних. Он в действительности никогда не жаловался, никогда не говорил, что плохо себя чувствует. Но мы, зная друг друга уже не один десяток лет, все же замечали и то, как менялось иногда его настроение, и то, как иногда путались мысли в строках… Мы списывали это на творческую рассеянность, на возраст – все-таки уже за 70, на усталость… Несколько раз, было дело, мы даже пытались уговорить его уйти на заслуженный отдых, но любые разговоры на эту тему Михаил Дмитриевич пресекал на корню.

«Буду работать столько, сколько смогу!», — каждый раз заявлял он безапелляционным тоном, и нам ничего не оставалось, как смириться и принять его решение.

В конце концов все вышло так, как он того хотел: он ушел от своих коллег и читателей действующим работником, корреспондентом газеты «Знамя», человеком, безумно любящим свою работу и посвятившим свою жизнь служению журналистике, служению читателям, народу.

Мы гордимся тем, что имели возможность работать рядом с корифеем, что делали с ним одно дело.

Память о нашем коллеге навсегда останется в наших сердцах, и имя его уже вошло в историю вместе с тем, как вошла в историю сама газета «Знамя», ибо «Знамя» и Червень – для всех, кто их знает, это практически неразделимые понятия.

Михаил Червень с супругой

См. также

0 %