Наши за рубежомОбщество

Родом из Чадыр-Лунги: семья Стояновых в Австрии

GagauzNews, 25 ноября, Ната Чеботарь. В копилку интересных историй об интересных людях – интервью с уроженцами Чадыр-Лунги, супругами Юлией и Романом Стояновыми, которые уже семь лет  живут и работают в Австрии.

Из разряда забавных превратностей судьбы: родившись в одном городе, Юля и Рома познакомились только спустя много лет в Кишиневе, когда учились на одном факультете.

Сегодня они — дружная счастливая семья, у них подрастают две чудесные дочурки: восьмилетняя София и пятилетняя Анна. О том, каково жить в чужой стране, где другие интересы, приоритеты и ценности – в нашем интервью.

По специальности Юля и Рома филологи английского языка и литературы. Кроме того, Роман еще окончил Институт непрерывного образования по специальности IT-инженер, а Юля – магистратуру по специальности американистика. В течение почти семи лет после окончания университета она преподавала английский язык в МолдГУ на факультете международных отношений, политических и административных наук.

Потом решила сменить область деятельности и несколько лет проработала в международных проектах. Последние несколько лет, перед отъездом в Австрию, работала переводчиком на английский/русский/румынский языки в компании Moldcell.

Получая второе образование на вечернем отделении, Роман работал в небольшой фирме, занимающейся полиграфией. Хороший уровень английского языка и небольшой опыт в сфере IT помогли ему получить работу в посольстве США в Молдове, где он и проработал восемь лет, вплоть до отъезда в Вену.

— Ребята, в плане работы и самодостаточности все у вас здесь складывалось вполне удачно. Почему вы покинули Молдавию?

Юлия: «Уехать отсюда лично меня подтолкнуло рождение первого ребенка. Видимо, послеродовая депрессия на каждой женщине сказывается по-своему.

Это было что-то, как у Цоя: «Перемен требуют наши сердца, перемен требуют наши глаза».

Юлия и Роман Стояновы

Нам захотелось попробовать что-то новое, попробовать жить, учиться и работать в другой стране. Попробовать, сможем ли, справимся ли, понравится ли нам это? К ужасу моего супруга, я иногда бываю очень инициативной. Мы пытались иммигрировать в Канаду, причем пытались не один раз. Но, как потом обнаружили, конкретно для нас было распахнуто и призывно манило окно в Европу. К тому же, в Вене живут наши родственники, которые помогли и поддержали нас в первое время».

Роман: «У меня ответ стандартный: мне хотелось лучшего будущего для детей и достойной старости для нас с Юлей.

В 2009 году мы были в Вене в качестве туристов, и город нам очень понравился не только из-за красоты, но в большей степени благодаря радушному приему друзей и родственников, живущих тут уже давно. Поэтому, несколько лет спустя, узнав о новой программе иммиграции в Австрию для IT-инженеров, я, долго не затягивая, подал документы и быстро получил положительный ответ».

— Чем вы занимаетесь в настоящее время? Как на вашу жизнь повлиял карантин?

Юля: «Я удаленно работаю переводчиком в компании, которая занимается 3D-визуализациями. Дети периодически находятся на домашнем обучении, но со стороны школы есть хорошая поддержка.

В очередном локдауне пытаемся найти свои плюсы: можно больше времени проводить вместе, дольше спать по утрам, чаще всем вместе кататься на велосипедах.

Дети научились правильно мыть руки и общаться с одноклассниками на расстоянии. Приходится по максимуму использовать возможности виртуального общения, быть креативнее. В преддверии Рождества и Нового года разучиваем и распеваем новогодние песни, готовим рождественские печенья, и собираем пряничные домики, украшаем квартиру и ждем перемен к лучшему. В жизни всегда есть место волшебству!»

Стояновы

Роман: «Я работаю IT-экспертом в компании «Telekom Austria Group», тоже удаленно. Одно из дочерних предприятий компании, кстати, находится в Белоруссии («Velcom»). Пару раз мне даже довелось общаться с коллегами на русском. Вечера и выходные почти всегда провожу в кругу семьи или с друзьями. У меня две прекрасные дочки, весело-инициативная жена, а саадычи (тоже из Чадыр-Лунги, кстати) живут всего в 10 минутах ходьбы от нашего дома. Скучать нам не приходится!»

— Расскажите о своих впечатлениях от жизни и работы в дальнем зарубежье.

Юлия: «Мы живем в Австрии не так давно, но этого времени было достаточно, чтобы понять, хочется ли нам и дальше здесь жить, работать, растить детей, а в будущем – нянчить внуков. В этом контексте впечатления от жизни здесь лично у меня только положительные.

Как уже сказал Рома, в 2009 году мы приезжали в Вену в качестве туристов – это были одни впечатления. Когда мы приехали в Вену жить – это другие впечатления, потому что у нас были уже другие критерии оценки уровня жизни в этом городе.

Например, мне, как матери тогда полуторагодовалого ребенка, было важно знать, что у всех членов семьи есть доступ к качественному, бесплатному медицинскому обслуживанию (медицинскую страховку оплачивает работодатель супруга). Меня приятно поразило и то, какую мощную поддержку оказывает государство маленьким детям, людям пенсионного возраста, людям с ограниченными возможностями. Все эти категории людей в Вене очень мобильны, активны, живут полной жизнью.

Меня впечатлило количество людей, занимающихся спортом, предпочитающих активный отдых, ведущих здоровый образ жизни. При том, что в городе проживает около двух миллионов человек с разным уровнем жизни и доходов, вы крайне редко встретите здесь попрошаек или бомжей».

Роман: «Как оказалось, если «дальность» измерять в километрах, Австрия не такое уж и дальнее зарубежье. К примеру, одни наши друзья всего за день доехали на машине из Вены до Кишинева. Москва от Кишинева расположена примерно на таком же расстоянии, как и Вена, а Чадыр-Лунга даже ближе к Вене, чем к Москве.

Первое, что мне бросилось в глаза — красота венской архитектуры, хорошо организованная транспортная система, развитая система велосипедного движения (я в хорошую погоду езжу на работу на велосипеде), чистота и порядок.

Семья Стояновых с саадычами (семья Киорогло)

Даже вдали от центра, во дворах, клумбы аккуратно и со вкусом украшены цветами, а кусты подстрижены. Жизнь здесь как будто более размеренная. Соседи по подъезду всегда приветливы, охотно заводят и поддерживают разговор с детьми. Работа тут дает чувство стабильности и уверенности в завтрашнем дне. Хотя медицинская страховка, социальные отчисления и другие налоги съедают треть зарплаты, зато в Австрии официально выплачивается 14 зарплат. Одна дополнительная – летом, другая – зимой.

С коллегами по работе проблем не возникало. Люди в целом открыты и готовы помочь. Меня приняли с уважением и первое время помогали с языком, стойко перенося мои старания изъясняться на плохом немецком с английскими вставками. Хорошо, что многие термины в нашей работе английского происхождения: сервер, принтер, кластер, компьютер».

— Как сильно отличается менталитет людей тамошних от здешних?

Юлия: «Если говорить о менталитете как о совокупности факторов, влияющих на образ жизни, поведение человека и отношения между людьми, то разница, конечно же, есть. Приведу такой пример: я всегда неплохо плавала, но решила отточить техническую сторону и записалась на курсы по плаванию для взрослых. Моей однокурсницей была Мария, женщина глубоко пенсионного возраста. И я подумала именно о разнице в менталитете.

Я не встречала в Гагаузии женщин за 70, которым бы вообще пришла в голову мысль пойти на плаванье. Мария призналась, что поздновато решила заняться плаванием, но ей это очень нравится, и она всем своим подругам теперь рекомендует следовать ее примеру и учиться чему-то новому».

Роман: «На мой взгляд, менталитет здешней молодежи не сильно отличается от менталитета гагаузской. Тут либеральней взгляды, конечно, и чаще, чем в Молдове, встречаются люди с тату и пирсингом. Иногда встречаются и совсем любопытные экземпляры.

Интересный материал:  Явка в Гагаузии на президентских выборах составляет 43% - данные ЦИК на 17-00

Не забывайте: Кончита Вурст – из Австрии. Что касается пожилых людей, тут для них возможностей больше, и они этими возможностями активно пользуются, как уже рассказала Юля».

— Легко ли вам было адаптироваться в чужой среде? Как решали языковую проблему?

Юлия: «Период адаптации это для всех самое стрессовое и самое смешное время, когда из-за незнания языка можно попасть в нелепые ситуации. В университете я учила немецкий язык как второй иностранный, но не думала, что его надо было учить, как первый. Конечно же, для более плавной адаптации в стране необходимо хорошее, уверенное знание языка.

Администрация города Вена предоставляет вновь прибывшим мигрантам специальные ваучеры, покрывающие часть стоимости языковых курсов. Я ходила на такие курсы, там меня и «разговорили». Теперь в решении языковой проблемы мне помогает общение с местными жителями (соседями, воспитателями, знакомыми). Самообразование тоже никто не отменял».

Семейный отдых до карантина

Роман: «Адаптироваться было нелегко, конечно, но старания и труд все перетрут. Работу я нашел за три месяца активных поисков. Перед этим побывал на 15 интервью и потом уже выбирал лучший из трех предложенных вариантов. В первое время мне было сложно с немецким. Я мало что понимал и не мог точно выразить свою мысль. Приходилось переходить на английский. Хорошо, что почти все коллеги владеют им на достаточном уровне. Языковые курсы мне оплачивал работодатель. Через год я уже старался общаться только на немецком».

— Здесь, у нас, всех пугают «европейскими ценностями», вы понимаете, о чем я. Как, по-вашему, так ли уж страшно жить в Европе?

Юлия: «Для тех, кто понимает под европейскими ценностями соблюдение прав и свобод человека, демократию, существование и развитие гражданского общества, Европа не страшна».

Роман: «Я считаю, что жить в Европе не страшней, чем жить не в Европе, а в Австрии это даже чуточку спокойнее, ведь она сохраняет нейтралитет.

Гей-браки, например, в Австрии запрещены. Мигранты нас особо не беспокоят. Какого-либо проявления дискриминации со стороны местных жителей я не заметил.

Во всяком случае, люди, с которыми я общаюсь, понимают роль пропаганды с обеих сторон и не принимают ее всерьез, если под «европейскими ценностями» вы имели ввиду то, как это преподносят в СМИ. Понятие «европейские ценности» каждый трактует по-своему. Для меня это соблюдение прав человека, социальная защита, поддержка института семьи, толерантность.

Вена очень многонациональный город: каждый второй ее житель – не австриец. До карантина в школу и детский сад с нашими девочками ходили дети из более чем десяти разных стран, включая Болгарию, Турцию, Венгрию, Украину, Россию, Белоруссию, Польшу, Китай. Все они разного вероисповедания, разного происхождения, с разным цветом кожи. Им всем прививают толерантность и уважение к ближнему. Я только ЗА такие европейские ценности».

— Что вам не нравится в Вене больше всего?

Юлия: «Я стараюсь всегда настроиться на положительное восприятие окружающего, поэтому мне мало что не нравится. А если что и не нравится, то оно вызывает не раздражение, а грусть. Например, мне не нравится, что в крупных супермаркетах Вены вы можете найти вина из самых отдаленных уголков мира, но не из Молдовы.

Я считаю, что некоторые вина Молдовы заслуживают того, чтобы попасть на прилавки австрийских магазинов. Красное шампанское марки «Jemciujina» я, например, не променяю даже на шампанское «Вдова Клико» (Veuve Clicquot)».

Роман: «Сначала мне не нравились частые и сильные ветра, но мы подошли к этому философски, и теперь, когда детки подросли, мы вместе запускаем воздушного змея в ветреную погоду, потому что у природы нет плохой погоды».

Семейный отдых до карантина

— А что, наоборот, больше всего нравится?

Юлия: «Здесь нравится много всего. Если говорить конкретнее, мне очень нравится питьевая вода в Вене. Даже не так…

Мне нравится, что вся водопроводная вода в Вене – питьевая. Жители австрийской столицы очень гордятся тем, что вода в их краны поступает непосредственно из чистейших альпийских источников.

Питьевую воду здесь покупать не нужно. Просто достаточно иметь при себе тару для воды, а набрать ее можно бесплатно из любого источника. Более того, если в ресторане вы закажете стакан простой воды из-под крана, вам ее обязательно принесут и косо не посмотрят, и ни копейки за это не возьмут.

Очень нравится Рождество в Вене: это особая, сказочная атмосфера, волшебные запахи, знакомые с детства песни.

И еще один момент, который нравится и о котором хотелось бы рассказать – это честность по отношению к конечному потребителю. Например, если в крупнейшую торговую сеть попал некачественный товар и администрация узнает об этом уже после того, как началась его продажа, то этот товар не просто исчезает с прилавков – о потенциальной угрозе будет объявлено по всем доступным средствам связи. Администрация принесет свои извинения и попросит вернуть приобретенный товар, чтобы покупатель мог получить обратно свои деньги. Не может не нравиться и то, с каким уважением, вниманием и достоинством здесь относятся к людям».

Роман: «Мне нравится жить и работать в большом, динамичном, современном городе с богатой историей и культурой. Нравится, что здесь и у нас, и у детей есть много возможностей для развития и профессионального роста. Нравится, что наши друзья нас помнят и часто заезжают на пару дней погостить, пообщаться, поделиться новостями с родины.

Список того, что тут нравится, можно еще долго продолжать».

— Ваши девочки родились за границей? Как вы прививаете им любовь к исторической родине? Что они знают о Молдове и Гагаузии?

— Старшая дочь родилась в Молдове, в возрасте полутора лет мы привезли ее в Австрию. Младшая дочь родилась в Австрии, в Вене. На своей исторической родине еще не успела побывать.

О Молдове и Гагаузии они слышат от нас, наших родителей и родных, с которыми мы постоянно на связи, благо, что современные технологии делают такую связь возможной. Они знают о том, что мы родились и долгое время жили в Молдове. Обожают молдавские конфеты фабрики «Bucuria», любят молдавскую и гагаузскую кухню, плохо едят суп или борщ, если там нет мирюдя. Если бы можно было приобрести книжку о гагаузах, адаптированную для детей, мы бы с удовольствием ее читали детям. А пока ограничиваемся только личными рассказами и воспоминаниями».

— Что должно случиться, чтобы вы вернулись в Молдову, в Гагаузию?

Юлия: «Должно появиться желание. Я не исключаю возможности того, что мы можем вернуться в Молдову».

Роман:  «Хоть в настоящее время я возвращаться и не планирую, но такой возможности не исключаю. Чадыр-Лунга — мой родной город. Я скучаю по местам, где вырос, и по друзьям детства, по родной школе и учителям, по гагаузским застольям, молдавским свадьбам. Вы знаете, мой папа был пчеловодом, а брат и сейчас продолжает его дело. Я бы тоже с удовольствием занялся пчеловодством в Гагаузии как-нибудь на пенсии».

— Какой бы вы хотели видеть Чадыр-Лунгу через 20 лет?

Юлия: «Такой, какой я ее помню в своем детстве: небольшой город, где все друг друга знают, ценят и уважают. Город, известный производством качественной молочной, мясной, табачной, текстильной, ковровой продукции. Город, славящийся своим радушием и гостеприимством. Город, в котором счастлив и стар, и млад.

Роман: -«Я хотел бы видеть мой город динамично развивающимся культурным и экономическим центром Гагаузии».

В музее современного искусства

 

См. также

См. по теме:Наши за рубежом

0 %