Знаменитости Гагаузии

Как на юге Молдовы развивались Дома быта — вспоминает Татьяна Кисеева

Дом быта в Чадыр-Лунге

GagauzNews, 6 ноября, Ната Чеботарь. Сегодня государственные Дома быта полностью заменили частные швейные и ремонтные мастерские. А когда-то они были неотъемлемой частью жизни любого советского гражданина.

Рассказывая об истории края и его замечательных людях, было бы несправедливо обойти вниманием такую интересную и содержательную тему как Дома быта.

О том, как всё начиналось, как развивалась экономика юга Молдовы и какую роль в этом сыграла система Домов быта, рассказывает Татьяна Дмитриевна Кисеева, долгое время проработавшая директором Чадыр-Лунгского районного быткомбината.

— Татьяна Дмитриевна, расскажите, как все начиналось?

— Приказ о создании комбината бытовых услуг районного производственного объединения был подписан 26 августа 1944 года – это время, когда Молдавия только-только была освобождена советскими войсками.

Самый первый быткомбинат в Чадыр-Лунге находился на территории, где много позже было построено современное здание Дома быта (напротив ковровой фабрики).

Быткомбинат тогда объединял винпункт, цех по гашению извести, волноческу, маслосырзавод и швейную мастерскую. Вот с этого все начиналось.

До того, как построили современное здание, на той территории стояли маленькие саманные домики, в которых располагались цеха. И на этой же территории остались большие ямы, которые позже были перекрыты бетонными плитами – в этих ямах гасили известь в промышленных масштабах.

— Чем было обусловлено создание такого комбината?

— Видимо, у населения была такая потребность в те времена, потому что после войны люди хотели как-то навести порядок, создать чистоту и уют в своем селе. Там же, на той территории, стояли и первые огромные емкости для брожения вина – это были, можно сказать, задатки будущего первого в городе и районе винзавода.

Да и вообще, оттуда, с тех маленьких саманных домиков начиналась вся будущая промышленность Чадыр-Лунги: там же работал первый цех по изготовлению металлоизделий (оттуда пошел будущий завод электротермического оборудования); маслосырзавод – будущий наш знаменитый Чадыр-Лунгский молокозавод.

Постепенно эти предприятия стали крепнуть и отделяться, и там стали в основном развиваться швейные мастерские.

Дом быта в центре (на Ломоносова) был построен в 1952-м году, а в 1962-м году сдали в эксплуатацию Дом быта, что напротив ковровой фабрики. Кроме этого, было организовано множество других разных подразделений, и постепенно служба быта занялась обустройством быта людей.

Быткомбинат оказывал разные виды услуг: ремонт стиральных машин, телевизоров, холодильников, старой мебели, часов, автомошин (была авторемонтная мастерская, ею заведовал Петр Семенович Маринов), волноческа, мастерская по выделке овчины (там работали четыре человека, которые чинили шкурки, дубили их, выделывали); потом построили баню и прачечную, химчистку, и этими услугами народ пользовался очень активно.

— Легко ли было Вам, молодой женщине, управлять такой махиной?

— Было, конечно, непросто. Когда я начала работать, у нас было 111 подразделений с материально-ответственными лицами. Быткомбинат делал всю необходимую работу для обеспечения нужд и потребностей населения – от парикмахеров-косметологов и ремонта бытовой техники до ремонта автотранспорта и изготовления памятников (ритуальные услуги).

Кроме этого, у нас работало 12 швейных мастерских. В каждом селе района были комплексные приемные пункты и два таких же располагались в Чадыр-Лунге. В эти пункты привозили ткани (шерсть, синтетику, трикотаж – на любой вкус), тут же принимали заказы на индивидуальный пошив изделий, на обувь, мебель, ковры, и все это изготавливали кишиневские подразделения.

Мы старались привозить сюда наиболее современные и востребованные модели, принимали заказы, отправляли заявки на пошив и через какое-то время эти заказы доставлялись обратно.

Помимо легкой одежды, шили и верхнюю — пальто, шубы, шапки.

У нас функционировал цех по выделке овчины – так он вообще круглый год работал по полной загруженности (ведь у каждого в доме тогда была своя живность, все приносили шкуры в обработку). А потом эти выделанные и покрашенные шкурки относили в пошивочный цех –  там специализировались на пошиве дубленок и каракулевых шуб (заведующий цехом по пошиву дубленок был Иван Иванович Манастырлы). Этот цех тоже всегда был перегружен работой: в то время было очень модно носить дубленки, а еще многие шили традиционные гагаузские минтанки и тоже носили их как верхнюю одежду даже на выход.

Швейно-раскроечный цех

В быткомбинате рабочий день начинался в 7 утра и заканчивался в 8-9 вечера, люди работали в две смены, в диспетчерской работали три человека, они управляли всем процессом, сводить все это в единый механизм было очень сложно и ответственно: надо было не перепутать заявки, укомплектовать машину на каждое село именно в соответствии с их запросами, найти добросовестных водителей, которые поедут и доставят товары в срок и ничего не напутают.

У нас ежедневно курсировали машины по селам района – допустим, в понедельник они едут в Томай и Бешгиоз, другая машина – в Казаклию-Кирютню-Баурчи, третья машина – в Твардицу, Валя-Пержей, развозили ткани, фототовары, ковры, запчасти, привозили парикмахеров и так далее.

Надо сказать, что, помимо наших городских, в свое время начали строить и Дома быта в селах района: в Твардице (она тогда входила в Чадыр-Лунгский район район), в Томае Дом быта был построен в 1982-м году, затем в Кирютне (нынче Кортен), в Валя-Пержей и Джолтае тоже построили по небольшому Дому быта, в Бешгиозе был небольшой швейный цех.

В районе только Гайдар оставался без собственного Дома быта, а так, в принципе, у нас во всех селах тогда работали собственные мастерские по ремонту мебели, пошивочные цеха, парикмахерские, бани и фотоателье.

В Доме быта села Томай

— Большой штат рабочих был в Вашем подчинении?

— Среднесписочная численность нашего предприятия тогда составляла 450 человек (которые постоянно выходят на работу), а списочная численность достигала 550 человек (которые были в отпуске, в декрете и т.д.) – вот какие масштабы были у предприятия.

У нас было восемь автомобилей ГАЗ53 («будки», грузовая машина, водовозка – мы еще развозили по дворам воду).

В целом, быткомбинат оказывал порядка 20-24 видов услуг, производственных и непроизводственных. К последним относились парикмахерские услуги, услуги маникюрщиц, фотографов, косметолога.

Мастера непроизводственной сферы получали специальное образование, мы отправляли их на специальные курсы в Кишинев, Кагул, обеспечивали качественную подготовку. Закройщиц легкой и верхней одежды, закройщиков мужской одежды отправляли их на курсы усовершенствования в Киев, Ригу, потому что тогда внедрялись новые модели, и мы не должны были отставать от других, чтобы наши люди тоже чувствовали себя красивыми и модными.

Фотографы тоже относились к непроизводственной сфере, по району их было 18 человек, они выполняли огромный объем работы – снимали свадьбы, похороны, семейные торжества и т.д, они тоже требовали лучшую бумагу, лучшие фотоаппараты, лучшее оборудование для освещения и другого оснащения фотоателье.

— Работа Дома быта со стороны казалась простой и слаженной. А какие трудности вам приходилось встречать на своем трудовом пути?

— Сказать по правде, мы почти все время были убыточными, но не потому, что плохо работали или не умели работать. Сюда отправляли материалы и продукцию производства кишиневских заводов (например, трикотаж, ковры, мебель), и за счет большой прибыли на тех предприятиях они перекрывали наши убытки. Считалось, что сельскому населению тоже надо привить вкус к хорошей одежде, красивой мебели, хорошей фурнитуре и т.д.

Здесь, на юге страны, был хороший рынок сбыта, и нас содержали за счет республиканских предприятий, а они получали солидную прибыль по тем меркам. Работа в те времена была поставлена так, что мы со своей продукцией должны были дойти буквально до каждого села, до каждой доярки, до каждого комбайнера.

Комплексные приемные пункты по селам (которые принимали на ремонт холодильники, телевизоры, утюги и прочую бытовую технику) работали с 6 до 10 утра и с 6 до 10 вечера, потому что люди в селах днем на работе в поле, в колхозе, и в ремонт ходили либо до работы, либо после.

Чадыр-Лунга, Дом быта №1

Мне, как руководителю, приходилось контролировать, чтобы работники не «сачковали» и работали как положено. Поэтому частенько по вечерам я садилась в машину и объезжала села, чтобы убедиться, что мои подчиненные находятся на своих рабочих местах и в означенное время готовы принимать заказы от населения.

Из прочих сложностей — трудно было получать запчасти на ремонт, например, стиральных машин, в то время всегда что-то было в дефиците. Или, скажем, если не хватало запасных деталей для ламповых телевизоров, то людям приходилось ждать своей очереди, пока привезут нужные запчасти и починят их телевизоры.

— Столько времени прошло, а Вы так живо рассказываете об этом. Видно, что Вы любили свою работу. Кого из своих бывших сотрудников Вы бы хотели особенно отметить?

— Вообще у нас работали очень хорошие люди, боюсь не вспомнить всех, и не хотелось бы кого-нибудь обидеть.

Особенно хочется отметить Марию Захаровну Киося: она была награждена орденом Трудового Красного Знамени; она такие костюмы шила, что глаз не оторвать!

К ней всегда такие очереди стояли, потому что ее костюмы ничем не отличались от лучших чешских костюмов или немецких моделей, которые мы получали из-за границы. Она никогда не могла себе позволить никакую неряшливость или неточность в работе, разглаживала каждую строчечку, проверяла каждый шовчик.

Галина Тимофеевна Каража — главный инженер. Елизавета Константиновна Губогло – заведующая нашим первым Домом быта, швея-закройщица Любовь Ивановна Губогло, все они шили потрясающие платья и костюмы для женщин разного возраста, вся одежда их пошива была просто произведением искусства. Любовь Ильинична Дзядзина – много лет была заведующей первым Домом быта. Федор Иванович Кисеев – директор цеха по выделке овчины, Иван Иванович Манастырлы – заведующий цехом по пошиву изделий из овчины, Николай Федорович Никитин – до сих пор работает фотографом в здании бывшего Дома быта по ул.Ломоносова, Петр Семенович Маринов – заведующий авторемонтной мастерской, Валентина Григорьевна Кутасевич – единственный дипломированный косметолог в то время, которая творила чудеса и помогала женщинам поддерживать свою красоту; Ольга Николаевна Новачлы – заведующая центральной парикмахерской, Софья Курдогло была у нас технологом, Валентина Ивановна Кисеева — технолог в швейной мастерской.

Этих людей я до сих пор вспоминаю с уважением, они очень хорошо работали, ответственно относились к своему делу, старались работать по-человечески, на совесть.

Работники Чадыр-Лунгского Дома быта, 80-е годы

В завершение хочется отметить, что за долгие годы работы на посту директора Чадыр-Лунгского рембыткомбината Татьяне Дмитриевне Кисеевой несколько раз предлагали перевестись на аналогичную должность в Кишинев, но ее выбор всегда оставался за Чадыр-Лунгой.

Под ее успешным руководством Чадыр-Лунгское районное подразделение успешно выполняло госплан, участвовало в соцсоревновании, неоднократно занимало первые места по республике.

Забота о населении в те времена была задачей государственного значения, министерство бытового обслуживания действительно пеклось о нуждах населения. Чтобы облегчить быт людям, каждые 5-6 лет принималась программа по улучшению бытового обслуживания населения, открывались новые Дома быта, внедрялись новые технологии, велся контроль над подготовкой кадров.

К сожалению, после распада СССР, в середине 90-х, все это стало постепенно приходить в упадок и закрываться. Сейчас всё, чем раньше занималась служба быта, отдано в частные руки.

Большой коллектив Дома быта №2

Наверх