Знаменитости ГагаузииИстория Гагаузии

Выдающиеся люди Гагаузии — Алла Папцова о Марии Маруневич

GagauzNews, 25 октября, Ната Чеботарь. Мария Васильевна Маруневич — ученый-гагаузовед, этнограф, педагог, общественный и политический деятель — родилась 25 октября 1937 года.

Ее личный вклад в развитие науки, культуры и собственно становление Гагаузии сложно переоценить. Ее по праву называют дочерью гагаузского народа.

Накануне дня рождения Марии  Васильевны мы поговорили с ее коллегой и человеком, знавшим ее лично, долгое время работавшим вместе с ней, преподавателем Комратского университета  доктором философии  Аллой Папцовой.

— Алла Константиновна, кем была для Вас Мария Маруневич?

— Мария Васильевна Маруневич, безусловно, патриот, исследователь, педагог и политический деятель. Но для меня она, прежде всего, большой души человек, в доме которого для страждущих никогда не закрывались двери. Она была готова помочь всякому, кто к ней обратился.

— Как вы познакомились?

— Я познакомилась с ней в 1998 году, когда пришла работать в Комратский государственный университет. Собственно, она и принимала меня на работу в расчете на то, что ей удастся открыть группу историков. Это было для нее стратегической задачей: она понимала, что в основе национальной идентичности лежит не только языковая идентичность, но и образ прошлого.

Ей тогда пришлось очень трудно: предстояло добиться предоставления 20 бюджетных мест. Группа была уже набрана, но вопрос о бюджете имел принципиальное значение: родители талантливых детей из сёл Гагаузии не могли оплачивать контракт. В конечном счете, ректор Комратского государственного университета С.А.Варбан принял историческое решение. Ребята приступили к учебе в конце сентября. Именно с этой группой мы прошли аккредитацию по истории и получили право  готовить специалистов в этой области.

— В те годы Мария Маруневич уже была признанным специалистом…

— Конечно. К этому времени Мария Васильевна уже внесла огромный вклад в этнографию гагаузского народа. В ее трудах «Поселения, жилище и крестьянская усадьба гагаузов Южной Бессарабии в XIX – начале XX вв.» (Кишинёв, 1980) и «Материальная культура гагаузов XIX – начала XX вв.» (Кишинёв, 1988) были систематизированы сведения о материальной культуре гагаузов.

Стоит особо подчеркнуть, что Мария Васильевна не была сторонним наблюдателем материальной культуры – она была человеком традиции: могла сама приготовить национальное блюдо, долгое время жила в традиционном гагаузском доме. Ее исследования охватывали три важнейших направления в изучении материальной культуры – жилище, пищу, национальный костюм. Она не только использовала этнографические материалы конца XIX- начала ХХ века (В.А.Мошкова, Л.С.Берга), но и сама их собирала.

— В чем, по-Вашему, неоспоримая ценность всего, что сделала для гагаузов Мария Маруневич?

— 70-80-е годы прошлого века были временем стремительной трансформации гагаузского  общества, повседневной жизни гагаузов. Уходящие традиции еще не воспринимались как нечто безусловно ценное. Мария Васильевна успела собрать важные материалы, проанализировать и обобщить их. Исследования в области традиционной пищи гагаузов продолжила Д.Никогло, народному костюму посвятил одну из своих недавних монографий С.Булгар. Но именно в трудах М.Маруневич материальная культура была представлена как система.

Большинство гагаузских этнографов и фольклористов заняты исследованиями духовной культуры (С.С.Курогло, Л.С.Чимпоеш, Е.Н.Квилинкова, Е.С.Сорочяну, В.И.Сырф и т.д.). Мария Васильевна внесла свой вклад и в изучение этой области – совместно со Степаном Степановичем Курогло она описала процесс модернизации гагаузского общества в монографии «Социалистические преобразования в быту и культуре гагаузского населения МССР»  (Кишинев, 1983).

— И все же, исследования Марии Маруневич имели не только научное значение.

— Разумеется! В период борьбы за  гагаузскую автономию необходимо было обосновать тезис о самобытности гагаузского народа, о его статусе как этноса, а не этнической группы. И в 1993 году ключевые положения были сформулированы Марией Васильевной в брошюре «Правда о гагаузском народе как о самобытном этносе и его этнической территории». Эти положения она защищала не только на страницах своей брошюры, но и в докладах на научных конференциях, в выступлениях в международных организациях Европы, а также в России и Турции.

 Именно М.В.Маруневич и С.С.Курогло, который был депутатом Парламента Молдовы, внесли решающий вклад в теоретическое обоснование необходимости гагаузской автономии.

В трудные для родины время М.В.Маруневич вернулась из столичного Кишинева в Комрат, чтобы быть со своим народом. Особое значение имело то, что она была дочерью своего народа и могла обратиться к нему на родном языке и одновременно – признанным членом академического сообщества и могла сформулировать свои тезисы на языке науки, понятном ученым и политики.

Интересный материал:  Клип на песню Никиты Панаитова занял 1 место на международном конкурсе юных талантов

— Говоря о Марии Маруневич, нельзя не сказать о том, что она была и организатором  научной деятельности в регионе.

— Действительно, в 80-е годы она провела подготовительную  работу по созданию отдела гагаузоведения в Академии наук МССР, который был создан в 1987 году (первым его заведующим стал С.С.Курогло). Но она всегда считала, что центр изучения гагаузской культуры должен быть в Комрате, и приложила всю свою энергию, чтобы он был открыт. Она стала первым директором научного Центра, который сейчас по праву носит ее имя. Но ей пришлось в буквальном смысле заплатить жизнью за то, чтобы в автономии был такой Центр – она не пережила того, что созданное ею детище было у нее отобрано, и умерла вскоре после того, как  в ходе чиновничьей проверки ее сняли с поста директора.

Кроме того, М.В.Маруневич добилась учреждения должности проректора по науке в Комратском государственном университете.

К сожалению, в КГУ была расформирована кафедра общественных дисциплин, которую Маруневич возглавляла с 1993-го и до своей смерти. Теоретически сами эти дисциплины не исчезли, они были «разобраны» другими кафедрами. Большая их часть досталась кафедре гагаузской филологии, которая была преобразована в  кафедру гагаузской филологии и истории. Удалось сохранить и аудиторию кафедры с библиотекой и материалами. Но Мария Васильевна хорошо понимала, что статус университета обеспечивается качественным преподаванием фундаментальных гуманитарных дисциплин, которые должны изучать все студенты, независимо от специальности.

Преподаватели общественных дисциплин имеют общий круг задач, и это хорошо понимала М.В.Маруневич, которая не только возглавляла эту кафедру, но и добилась выделения из ее состава еще одной – кафедры педагогики, справедливо полагая, что специфика  педагогических дисциплин отлична  от гуманитарных. Кафедра тоже была делом ее жизни.  Преподаватели ее кафедры  могли прийти к ней в любое время дня и ночи. Лично я провела немало ночей  на раскладушке в ее комнате, засыпая раньше, чем она, работающая над текстами допоздна.

Ей было присуще редкое качество – умение радоваться за коллег. Она очень ценила своих преподавателей, боролась за то, чтобы создавались условия для работы (для меня университет снимал квартиру, например).

— Каким она была педагогом?

— Педагогической деятельности Мария Васильевна уделяла особенное значение. Она считала, что мы должны сделать все, чтобы оправдать ожидания родителей, доверивших нам своих детей, да и ожидания самих детей. Особенно большое внимание она уделяла истории гагаузского народа, которую преподавала. Она готовила курс лекций по этому предмету, но не успела завершить его. Распространенный в интернете электронный вариант этого курса ее, несомненно, расстроил бы. Она тщательно работала над текстом, доводя его до совершенства. Набранные  и распечатанные ее тексты она правила, иногда разрезав и склеив их в новый текст, который потом редактировался и в электронном варианте. Смерть оборвала ее работу над текстом курса лекций.

Еще один круг ее жизненных целей был связан с женским общественным движением. Она сама в нем участвовала и поддерживала его. Без этого общественного движения, без деятельности Марии Маруневич трудно было бы так кардинально изменить статус женщин в гагаузском обществе.

В своей политической деятельности Мария Васильевна сражалась бок о бок с мужчинами, не требуя для себя каких-то поблажек.

Степан Михайлович Топал сказал как-то с грустью: «Мария Васильевна была красивой женщиной. А мы  не говорили ей комплиментов,  не отмечали это, она была нашим боевым товарищем».

См. также

0 %