Наши за рубежом

Наталья Никульчева о тернистом пути журналиста от Гагаузии до России

GagauzNews, 16 сентября, Ната Чеботарь. Журналисты всегда остаются «по ту сторону» своих материалов. Особенно работники бумажных СМИ: они незаметны, их лицо – это строки в газете.

Но каждый журналист – это еще и уникальная история уникального человека. Сегодня познакомим вас журналистом, прошедшим тернистый путь от рядового корреспондента до главного редактора и после – сотрудника пресс-службы городской Думы города Тула.

Наталья Никульчева, уроженка села Гайдар Чадыр-Лунгского района, свои первые профессиональные шаги делала здесь, в Гагаузии, проработав  сначала корреспондентом на ГРТ, а затем и в Чадыр-Лунгской районной газете «Знамя».

О журналистике и не только – наша сегодняшняя беседа.

— Наташа, как говорится, начнем с начала: как тебе пришло в голову стать журналистом? — Стать журналистом меня побудил случай.

— Классе в 10-11-м я смотрела очередной выпуск вечерних новостей и меня «зацепил» какой-то (уже не помню, какой) спец репортаж из Штатов. Решила: хочу делать так же. Родители восприняли идею спокойно: хочешь быть журналистом – будь!

А вот мой преподаватель русского языка и литературы расстроилась. Она ведь готовила меня себе на замену. Говорила мне, бывало: вот окончишь институт, и я со спокойной душой уйду на пенсию. А тут я: «Извините, Лидия Николаевна, мои планы изменились, не хочу в учителя, журналистом буду».

В то время мама моя работала в Одессе, и после школы я поехала к ней. Там меня все мамины родственники-знакомые пытались отговорить: мол, зачем тебе эта неблагодарная и малооплачиваемая профессия? Выучись на экономиста или юриста, на хлеб всегда заработаешь. Но я с детства отличалась упрямством. Поэтому не послушалась.

Поехали мы сдавать документы в Одесский гос университет. Отдельного факультета журналистики там не было, было отделение при философском факультете. Туда и «сдались». Готовилась очень серьезно. Особенно по истории Украины.

Но, по воле непредвиденного случая, нам с мамой пришлось вернуться в Молдавию. Я тогда практически успела заскочить в последний вагон уходящего поезда: приемные комиссии повсеместно уже сворачивали свою работу. Но я все-таки поступила на журфак Кишиневского гос университета. Сбылась мечта!

— На работу устраивалась так же легко, как поступала в университет?

— Можно и так сказать. Особых сложностей не было. На летних каникулах после третьего курса я случайно увидела по ТВ объявление, что ГРТ набирает сотрудников. Отправила свое резюме, меня взяли стажером. Уже после окончания университета вернулась на телевидение в Комрат. Проработала здесь четыре года.

Там же, кстати, и познакомилась с будущим мужем (да-да, это был служебный роман). Павел в то время работал в чадыр-лунгском филиале телевидения. Через некоторое время я переехала к нему в Чадыр-Лунгу (почти как жена декабриста), и мы стали работать вместе. В одно время даже свою авторскую программу выпускали. Но потом руководство решило, что содержать целый коллектив нецелесообразно, а проще посылать съемочную группу из Комрата в район. Нас закрыли.

Потом устроилась в газету «Знамя». Признаться, поначалу мне было очень сложно переквалифицироваться из телевизионщика в «писари». Что ни говори, но телевизионные тексты и газетные – вещи совершенно разные. Меня на тех порах здорово поддержал коллектив (замечательные люди и супер-специалисты).

Правда, проработала я в «Знамени» недолго, потому что, в силу разных причин, на семейном совете мы решили переехать на родину мужа, в Россию.

— Как тебе там удалось устроиться по профессии?

— В Тулу мы приехали в мае 2006-го. После месяца адаптации и привыкания к новому месту жительства, я начала искать работу. Сказать, что было сложно – ничего не сказать! Я-то рассчитывала, что со своим опытом и знаниями приеду и устроюсь без труда. Не тут-то было!

Первым местом работы был тульский филиал ВГТРК. На предварительном собеседовании приняли радушно: нам нужны специалисты, приходите, будем рады. Но, как только узнали, что я иностранка, желания работать со мной резко поубавилось: «Понимаете, мы госкомпания, нам не положено гастарбайтеров брать. Вот получите документы – возвращайтесь».

Не помогло даже то, что я уже тогда занималась оформлением российского гражданства. Аналогичная ситуация была и на «ТВЦ-Тула». Правда, директор компании рискнул и взял меня на работу без оформления, с условием, что через месяц положу на стол «красный» паспорт. Разумеется, в такой короткий срок это не получилось (оформление гражданства — целая процедура, требующая уйму времени, сил и беготни).

Моему супругу, как гражданину РФ, было, безусловно, проще. Но он не захотел оставаться на ТВЦ без меня: только вместе. Я очень благодарна ему за поддержку и понимание. В то время это было мне просто необходимо! Именно благодаря ему я не сломалась и упорно шла к своей цели. Причем, у меня ни разу даже мысли не возникло сменить сферу деятельности.

Интересный материал:  Где и как в Молдове граждане России смогут проголосовать на выборах в Госдуму РФ

Спустя время мы устроились в газету «Золотой работник». Муж — главным редактором, я — менеджером по продаже рекламы. Но, видимо, плохой из меня «продажник» был в то время: мне никак не удавалось уговаривать клиентов размещать рекламу в газете. Забегая вперед, скажу — жизнь научила и продавать тоже.

Потом мне позвонили из местного еженедельника «Слобода». Прошла собеседование, приняли. Но не в штат (опять же из-за отсутствия гражданства), а на гонорары. Но я была рада и этому: такой деятельной мне сидеть дома было просто невмоготу!

— Что тебе запомнилось из того времени больше всего?

— «Боевым крещением» в «Слободе» для меня стало задание ко Дню города. В Туле в то время мэром был Владимир Могильников. Он «завел» традицию – ко Дню города принимать добрые дела от предпринимателей. Мне всучили фотоаппарат, дали служебную машину и напутствовали: справишься – возьмем в команду. Справилась. Чай, не с улицы, опыт-то работы был. Ну, подумаешь, города не знала, да и людей тоже. Ничего, кто больше всех руками машет да ругается, тот и главный. А мне его и надо. Как-то так. Фоторепортаж на разворот – это была моя первая победа.

Спустя некоторое время я узнала, что беременна. Поскольку еще была не оформлена, ни о каком официальном декрете речь не шла. Да и «Слободу» пришлось покинуть, чтобы не создавать сложностей руководству.

В марте 2007-го я, наконец, закончила с оформлением документов и стала полноценной гражданкой РФ. Тогда и устроилась в «Московский комсомолец». Проработала там почти до конца «срока» — середины июня, а в июле у нас родилась дочь Анастасия.

После новогодних праздников мне позвонила знакомая из «Слободы»: она работала в газете маркетологом, но решила запустить свой собственный проект – специализированный журнал по строительству. Предложила работу. Я согласилась. Насте тогда всего полгода было, но Павел снова меня поддержал и разрешил выйти на работу.

В журнале я поднялась по карьерным ступенькам от простого корреспондента до главного редактора. Наше детище – журнал «Профессионал» — пережило всякие времена. Во время кризиса в 2008-м мы стали искать новые формы привлечения клиентов. Так родилась идея запустить каталог тульских компаний, связанных со строительством. Вот тут-то и пришлось научиться продавать. Кризис пережили. Встали на ноги. Журнал дал колоссальный опыт в профессиональном плане и по жизни! Я расширила круг знакомых, приобрела новых друзей, «подросла».

Спустя пять лет поступило новое предложение – от руководителя пресс-службы Тульской городской Думы. Откровенно говоря, решение уйти из журнала далось нелегко: мы ведь его с нуля начинали, поднимали, раскручивали…

— Но ты все-таки ушла. Чем занимаешься сейчас?

— Да, новое всегда манит. В настоящее время я являюсь сотрудником пресс-службы гор думы (правда, официально мы называемся отделом по взаимодействию со СМИ и общественностью аппарата Тульской городской Думы). Работа такая же, как и везде: есть своя ответственность, свои обязанности, своя специфика. Но опыт работы в журналистике во многих ситуациях оказывается весьма кстати.

— Ты бы вернулась снова в страну, из которой уехала?

— Хочу ли я вернуться в Молдавию? Однозначного ответа у меня на этот вопрос нет. Да, я скучаю по родине. Но в Туле у меня семья, любимая работа. Я слишком много пережила за прошедшие годы и, без лишней скромности, многого добилась, чтобы так просто все это бросить и вернуться в никуда.

С Молдавией мы, безусловно, связь не теряем (хвала современным технологиям). Каждое лето стараемся проводить отпуск на моей малой родине, дочь отправлять на каникулы к бабушке. Коронавирус, правда, в этом году смешал все планы. Но это у всех так, не только у нас.

— Отличается ли российская журналистика от молдавской?

— Не думаю.

По-моему, у журналистики (не политизированной) нет национальности. И это правильно. Мы все, независимо от масштаба СМИ, региональной или национальной принадлежности, работаем на свою аудиторию. Интерес читателя – вот главный критерий важности во всем, что мы делаем.

Что касается именно гагаузской журналистики, тут, как ни крути, без специфики не обойтись.

Местные СМИ (за что им гранд мерси) «продвигают» маленький южный народ, его историю и традиции. Это дорогого стоит! Мне очень нравится всё, что вы пишете о Гагаузии, я с удовольствием читаю все ваши материалы из этих «гагаузских» рубрик, и так тепло становится на душе – далекая Родина становится близкой.

 

См. также

См. по теме:Наши за рубежом

0 %