Знаменитости Гагаузии

Знаменитый гагаузский скрипач Степан Лазарев

Степан Лазарев и обложка пластинки «Музыка гагаузов / Gagauznews

GagauzNews, 5 сентября, Ната Чеботарь. В Чадыр-Лунге Степана Лазарева знали многие — как замечательного музыканта, скрипача-самоучку. Взяв в руки скрипку еще в детстве, он почти до самого конца своей жизни не расставался с ней. Хотя зарабатывал на жизнь совсем другим ремеслом – плотничал, столярничал.

Степан Петрович Лазарев (1923-2005) был бессменным участником художественной самодеятельности города в течение многих десятилетий. В далеком 1957 году он в составе знаменитого Чадыр-Лунгского ансамбля «Кадынжа» выступал в Мосвке на Международном фестивале молодежи и студентов. В 1980 году композитор Михаил Колса записал на студии «Мелодия» две пластинки из серии «Музыка гагаузов». Одним из исполнителей национальных мелодий на скрипке был и Степан Лазарев.

Несмотря на преклонный возраст, он всегда тянулся за молодыми артистами. В последний раз, когда он ездил в составе «Кадынжи» на фестиваль в Болгарию, ему было уже за 70. Душой он всегда был молод. Точно так же молодо и задорно звучала его старая знаменитая скрипка.

Воспоминание, которое до сих пор хранится в моей памяти: маленькой девочкой, меня взяли на свадьбу к близким родственникам. Годков мне было тогда от силы четыре-пять, в ту пору я еще была единственным ребенком у родителей и единственной внучкой у бабушки с дедушкой. Помню довольно скромную и тесную брезентовую палатку, поставленную прямо во дворе дома, накрытые столы и лавки вдоль них, людей, снующих туда-сюда с тарелками, графинами и прочей посудой. Суета, толкотня, танцы, жених с невестой, какие-то разговоры, обряды, ритуалы…

Веселого в той свадьбе для меня было мало: детей моего возраста там не было, а ритуалы взрослых людей мне были непонятны и потому не интересны. Мне было скучно и очень  хотелось домой, спать, но только до того момента, как в палатке появился дедушка со скрипкой.

Он заиграл какую-то очень красивую и очень грустную мелодию, и все вокруг стихли, и суета прекратилась. Он играл, и я каждой клеточкой своей души чувствовала эту музыку: одновременно трогательную и печальную, добрую и тревожную, будоражащую и успокаивающую – противоречивую и в то же время очень понятную.

Я сама не поняла, почему по моим детским щекам покатились горячие слезы, но, посмотрев на лица взрослых, увидела, что они плачут тоже…

А потом скрипач играл веселые мелодии и люди танцевали. А много позже, почти под утро, как это принято у гагаузов, гости разошлись и остались только хозяева и мы. И я, без тени сна, тихонько сидела на деревянной лавке и смотрела, как мой дедушка и дедушка со скрипкой сидят рядом и тихонько разговаривают. Иногда из-под смычка лилась музыка, и я тогда не понимала, что эти самые тихие моменты среди близких и дорогих людей и были счастье. С тех пор прошло очень много времени, но дедушку со скрипкой я помнила очень долго. Да и какой он тогда был «дедушка», мужчина был в самом расцвете лет. Это и был Степан Лазарев, самородок, уникальный и неповторимый скрипач родом из Чадыр-Лунги.

Степан Лазарев и Чадыр-Лунгские музыканты / Из архива Василия Иванчука

К сожалению, мне до этих пор не попадалось ни одного печатного издания, посвященного знаменитым гагаузам, в числе которых упоминалось бы имя Степана. А мне так хотело узнать больше о его жизни. Познакомиться ближе с историей знаменитого скрипача-самоучки мне помог случай. По моей просьбе, мой друг и большой знаток истории Чадыр-Лунги  Николай Константинович Тукан, знакомый с прямыми потомками Степана Лазарева, записал рассказ внука скприпача, Леонида. Этим рассказом и делюсь с вами от лица его автора.

 «В юности мы не очень интересуемся своими корнями и историей своих дедов. Мне захотелось вспомнить о жизни и творчестве моего деда — Степана Лазарева. И то, вспомнить о его жизни я могу только косвенно, но в первую очередь я знал, что мой дед был известным на весь район человеком: его знали как скрипача-самоучку по уличному прозвищу  «Янчика Степан».

Родился дед в селе Тришполи (в те год одна из частей современной Чадыр-Лунги – прим. ред.), в 1923 году в гагаузской семье Петра и Степаниды. Прадед Петр был столяром и занимался ремонтом телег, чем снискал себе известность в округе. Прабабушка Степанида, которую я застал, была довольно грамотным человеком, так как проучилась в царско-сельской школе 3 года, именно она занималась обучением и воспитанием моего отца, Петра Лазарева.

Родители Степана отдали его в школу в семь лет, на тот момент преподавание велось на румынском языке, так как Бессарабия была оккупирована румынами. Дед Степан очень часто жаловался родителям, что в школе при непослушании или незнании урока учеников били по рукам длинной деревянной указкой. Мать Степанида очень переживала по этому поводу и уговаривала отца забрать Степана из этой школы. Но, как бы грустно и неприятно ни было маленькому Степану в этой школе, все-таки именно там он освоил первые азы в познании музыки.

Свадебное шествие. Скрипач Степан Лазарев в центре. Чадыр-Лунга, 1970-е г. / Архив Алены Василиогло

Целыми днями он зазубривал звуки нот «до-ре-ми», бубнил их, не переставая, и это так пугало маму Степаниду, что она даже начала беспокоиться за здоровье своего сына.

Отец Степана, Петр, видя стремление сына к музыке, смастерил из дерева подобие музыкального инструмента со струнами, что дало Степану занятие на многие дни вперед. Время хоть и было тяжелым, но жизнь продолжалась, люди выходили замуж и женились, игрались свадьбы, а что за свадьба без музыки? Местный музыкант Тудор, услышав, как играет Степан, попросил отца отдать начинающего музыканта ему в помощники. Денег он не зарабатывал, но в свадебные дни мальчик всегда был сыт. Так жизнь и продолжалась до начала Второй мировой войны.

Степана, в силу возраста, забрали на войну рыть окопы, сначала под Бендеры, а потом вместе с другими призывниками посадили в поезд и отправили рыть окопы уже под Николаев. Это продолжалось около двух месяцев, после чего он с двумя сослуживцами из Чадыр-Лунги решил бежать домой. Через два с половиной месяца пешим ходом они вернулись в Чадыр-Лунгу. По окончании войны, с приходом Советской власти, дед пошел работать в колхоз.

Несмотря на все трудности и лишения того времени, он продолжал играть и получал от этого удовольствие. В 1957 году в Москве состоялся Всемирный фестиваль молодежи и студентов, на который также был приглашен Степан. Это было для него очень значимым событием, вечерами они собирались группами возле гостиницы и веселили себя тем, что показывали, кто, что умеет делать. Степан играл на скрипке, чем вызывал интерес у москвичей-зевак, которые тоже приходили смотреть и участвовать в веселье.

В один из таких вечеров среди наблюдающих был один мужичок на инвалидной коляске, которому понравилась игра деда. Он подъехал к Степану и протянул ему скрипку со словами: «Ты прекрасно играешь. Я хочу подарить тебе этот инструмент, и пусть он принесет тебе славу. Это трофей моего сына, который воевал во время Второй мировой войны, но не вернулся с фронта. Он погиб в Берлине. Я играть не умею, но хочу, чтобы ты свой талант раскрыл, играя на этой скрипке».

Степан попробовал сыграть на скрипке, и она зазвучала очень красиво. Музыкант-самоучка сказал, что это очень дорогой подарок, и он не может его принять, но был готов ее купить, на что мужчина сказал, что об этом и речи не может быть. «Это есть подарок. Бери его и прославь себя». Степан был счастлив до небес, приехав домой, он продолжал свою жизнь, работая в колхозе бондарем и параллельно прославляя себя

Степан Лазарев / Из архива Василия Иванчука

Одновременно Лазарев также являлся участником инструментального ансамбля «Буджак», а в 80-е годы прошлого века было выпущено несколько пластинок с участием музыканта-самоучки. Дед Степан также являлся дважды ударником социалистического труда».

Вот такой был рассказ внука о знаменитом деде. В Чадыр-Лунге я слышала много разговоров о том, что скрипка, подаренная Степану Лазареву, была не что иное, как самая настоящая рукотворная скрипка Амати. К сожалению, в этой публикации я не могу ни подтвердить, ни опровергнуть это, поскольку ни родственники, ни знакомые мне люди искусства, не располагают подобной информацией.

Была ли скрипка подлинной и что стало с ней после смерти скрипача – вопросы, на которые у меня пока нет ответов. Может, есть у вас?

Свяжитесь с нами, и мы поделимся вашим рассказом со всеми читателями GagauzNews.

Наверх