Родная Гагаузия

Качкын гелин или почему гагаузы воровали невест

GagauzNews, 31 августа, Ната Чеботарь. Знаете ли вы, что в стародавние времена брак у гагаузов обычно был не романтическим событием, в основе которого лежала взаимная любовь, а больше экономической сделкой, которую заключали родители, не считаясь с мнением детей?

Старожилы помнят и с удовольствием рассказывают сегодня о позабытых традициях прошлого. Благодаря их рассказам мы можем по-новому взглянуть на семейные истории наших предков, наших прадедушек и прабабушек.

Издревле довольно распространенной формой заключения брака у гагаузов являлось умыкание (похищение). Украденные  невесты назывались «качкын» (сбежавшая),  они, как правило,  подвергались осуждению со стороны родни, соседей и знакомых жениха.

Между тем мало кто из нынешних современников знает, что даже само умыкание тоже было разным. Кроме насильственного, считавшегося самым дерзким и наиболее позорным для невесты и ее родственников, существовало еще два вида: «похищение с согласия невесты» и «фиктивное похищение» (с согласия невесты и ее родителей).

Самое интересное, что даже такой, казалось бы, скандальный акт, как похищение невесты, имел обоснование и оправдание. Одной из допустимых причин было строгое соблюдения порядка старшинства при вступлении в брак. Если в семье был неженатый старший брат или незамужняя старшая сестра, то младшая сестра могла выйти замуж, только согласившись на похищение. Но такой поступок мог вызвать гнев родителей, которые могли годами не прощать ей такого своеволия, а также могли лишить приданого и не оказывать никакой материальной поддержки.

Свадьба репрессированных гагаузов в Челябинске, 1950 г. Фото из архива Алены Василиогло

Умыкание с согласия девушки было единственным способом выйти замуж не за кандидата, выбранного для нее родителями, а за избранника, который был ей по сердцу.

Насильственное похищение девушек, если и случалось, то было крайне редким явлением.

Наиболее распространенным видом заключения брака было фиктивное умыкание, оно давало возможность семье избежать больших расходов, связанных со сватовством.

С.Курогло и М.Филимонова в брошюре «Прошлое и настоящее гагаузской женщины» (1976 г.), рассказывая о непростой жизни гагаузок, выдвигают предположение, что в прошлом столетии у гагаузов имела место и такая форма заключения брака, как брак-покупка. В пользу этого говорит сохранившийся до недавнего прошлого обычай уплаты родителями невесты определенной суммы, обговоренной во время сватовства (бобагак).

Чадыр-Лунгская свадьба, 50-е г. Фото из архива Алены Василиогло

Очень распространенными у гагаузов были ранние браки. Для девочек считалось обычным выйти замуж в 16-17 лет. Это объяснялось все теми же социально экономическими выгодами, поскольку невестка рассматривалась как дополнительная рабочая сила, приобретенная путем бракосочетания. Парни чаще всего к 18-19 годам уже обзаводились женами: родители старались женить сыновей до того, как их заберут в армию, чтобы в доме остались еще одни рабочие руки.

Интересный материал:  Как развивалась коммерция в Гагаузии 100 лет назад – история со Стефанидой Стамовой

Случаи выдачи девушек замуж за малознакомых или вовсе незнакомых мужчин из других сел также были довольно частым явлением. Нередко, как свидетельствуют старожилы, исходя прежде всего из чисто экономических соображений, родители выдавали дочерей за мужчин, которые были намного старше.

Бесправное положение гагаузской женщины находило отражение во множестве брачных обрядов и традиций. Один из них существует до сих пор — когда жених приезжает забирать невесту из родительского дома, отец, передавая ему дочь, говорит: «До сих пор я был ее хозяином, отныне ты ее хозяин».

Справедливости ради, стоит отметить, что современные родители могут и не придерживаться таких традиций, но в семьях с патриархальным устоем она соблюдается неукоснительно и в наши дни.

Чадыр-Лунга 1960 г. Фото из архива Кожокарь Елены

Одним из обрядов, которые ныне практически забыт, был обряд мытья ног родителям и родственникам жениха. А еще, в течение целого месяца после свадьбы новоиспеченная жена должна была целовать руки в доме мужа всем, от мала до велика, выражая этим свою полную покорность  и подчинение  членам своей новой семьи.

К разряду «вышедших из употребления» дикостей можно отнести одну из обязательных в стародавние времена свадебных процедур – проверка невинности новобрачной.

Вот как об этом говорится в документальных источниках:  «…молодых отводит венчальная мать в особую комнату. Шафер стоит под дверью, в одной руке пистолет, в другой — плеть. Если через некоторое время раздается выстрел, значит, невеста была чиста и непорочна, а брак будет счастливым. Нательную рубаху невесты-девственницы складывали на перевернутое сито и, танцуя, демонстрировали всем участникам свадьбы.

В несчастных же случаях плеть из рук шафера переходит к жениху – мужу и деспоту, который тут же, посредством разных пыток, выведывает от неверной своей жены тайну прежней ее связи» (К. Малай, «Приход Чок-Майдан Бендерского уезда». Кишиневские епархиальные ведомости, 1875).

Как дальше пишет автор, в таких случаях на следующий день после свадьбы несчастной молодой жене надевали на шею хомут, впрягали в телегу и в одной нательной рубахе водили по улицам селения, хлестая кнутом.

В современных гагаузских свадьбах сохранилась традиция подавать «красную водку» — это напиток, окрашенный в названный цвет, что символизирует непорочность невесты. Причем, красную водку наливают уже в самом конце свадебного торжества и гости должны платить за право отведать этого напитка. Справедливости ради надо сказать, что этот ритуал — всего лишь дань традициям, поскольку, и у идущих в ногу со временем гагаузов уже давно не является обязательным требование о непорочности невесты до замужества.

См. также

См. по теме:Родная Гагаузия

0 %