Культура

Как ковроткачество из забытого ремесла снова стало трендом

© Gagauznews / Чадыр-Лунгский историко-этнографический музей

GagauzNews, 9 августа, Ната Чеботарь. Интерес к ковроткачеству в последние годы не просто повысился, но и приобрел массовый масштаб. Сегодня в Гагаузии практически не найти села, где бы не принялись активно возрождать этот древний и незаслуженно забытый вид народного промысла.

 Удивительно, но я помню времена, когда увлечение чем-то традиционно гагаузским считалось немодным и даже вызывало некоторое смущение, именно в тот период были утеряны или забыты многие гагаузские традиции, возрождение которых сегодня наоборот становится трендом.

А между тем в Гагаузии до сих пор есть уникальные люди, родившиеся в период с 40-х по 60-е годы прошлого столетия, которые  по сей день не утратили навыков ковроделия, полученных в юности. А потому соткать настоящий домашний ковер для них и сейчас не составляет труда. Люди моего поколения, родившиеся в 70-80-х, этого уже не умеют. Но всему можно научиться, если только захотеть.

Как вы думаете, что общего между, скажем, иранцами, персами и гагаузами? Все они издревле славились своим умением ткать уникальные домашние ковры.

Кожокарь Надежда Фёдоровна обучает девушек ковровому делу. г.Чадыр-Лунга. 1960-е г. © Gagauznews / Алены Василиогло

История гагаузского ковроткачества имеет очень глубокие корни. Известно, что это занятие было хорошо развито у кочевых тюркских племен, и, по мнению некоторых ученых, именно они и занесли в Европу это древнее народное ремесло. Сходство изобразительных мотивов привело ученых к мысли, что ковровые узоры, использовавшиеся украинцами, гагаузами, молдаванами, румынами, возникли непосредственно под влиянием восточных мастеров ковроткачества.

Однако, как говорит директор Чадыр-Лунгского историко-этнографического музея Стефанида Стамова, некоторые исследователи народных промыслов полагают, что элементы заимствованных узоров, попав в почву сложившегося национального искусства гагаузов, подверглись значительной творческой переработке, приобретя новое осмысление, а с ним и новую форму.

Ковры у гагаузов изначально не являлись предметом купли-продажи. Распространение ковроделия обусловливалось древней традицией, обязывавшей каждую невесту иметь в  приданом ковры собственноручного производства.  Это должно было свидетельствовать о трудолюбии, терпении и усидчивости невесты. Вот почему каждую девочку с ранней юности непременно обучали ткацкому ремеслу.

Основным сырьем для производства ковров служила овечья шерсть. До появления анилиновых красителей, для крашения пряжи использовались смеси природного происхождения. Красящий раствор получали путем вываривания высушенных и измельченных лепестков цветов, коры или корней растений, рассказывает Стефанида Стамова.

Ковер с узором «кораф арасы». © Gagauznews / Чадыр-Лунгский историко-этнографический музей

Ворсовая диковинка, «мыльный» узор и тайный код

В историко-этнографическом музее Чадыр-Лунги хранятся два ковра, изготовленных по ворсовой технологии. Оба они относятся к концу XIX  началу XX веков.

Цветочные узоры, которые первыми приходят на ум при упоминании домотканых ковров, кстати,  характерны для периода упадка ковроткачества в Бессарабии начала ХХ века. Такой орнамент в быту еще называли «мыльным узором»: в те времена на упаковках румынского мыла печатали схемы для вышивания, которыми пользовались рукодельницы. За неимением других вариантов, гагаузские мастерицы самостоятельно переводили такой «мыльный» узор на кальку и ткали по нему свои ковры.

Традиционные гагаузские ворсовые ковры толще, грубее и примитивнее древних азиатских ковров. Об этом свидетельствует тот факт, что в азиатском ковре число узлов на квадратный дециметр достигало до 3600, в то время как в гагаузском – всего около 150.

Общим у этих ковров является лишь способ вывязывания. Где, когда, у кого научились гагаузские мастерицы ткать такие ковры – до сих пор нет однозначного ответа. Не приходится даже предполагать, что в те стародавние времена существовала какая-то специальная литература по ковроткачеству. Да и читать-то, скажем прямо, тогда умели далеко не все. Значит, можно сделать простой вывод: информация передавалась из уст в уста, из поколения в поколение, от матери к дочери, от бабушки к внучке. И этого достаточно, чтобы предполагать о существовании древних традиций, которые со временем, увы, были гагаузами безвозвратно утеряны.

Что означают символы в традиционных гагаузских коврах

 Издревле наши предки с помощью условных знаков – орнамента – изображали и отражали свой внутренний художественный мир, предавали чарующую красоту природы, развивая самобытное искусство народного ковроделия. Основные мотивы, использовавшиеся в ремесле, исследователи сводят к следующим группам: растительные; геометрические; мотивы животного мира; изображение человека.

Растительные мотивы отражают богатство флоры и также подразделяются на несколько видов.

Древовидные мотивы: их  связывают с изображением Древа Жизни или Древа Познания, считая этот мотив заимствованным из религиозного искусства Востока. В действительности же, как полагают исследователи, изображение дерева восходит к очень давним формам народных мифологических представлений и так называемом Мировом Древе. Это дерево представлялось нашими предками как воплощение могущества природы, а культ поклонения ему был широко распространен у народов Балкан.

Молдавский ковер с древовидными мотивами. © Gagauznews / Чадыр-Лунгский историко-этнографический музей

Геометрические мотивы. Простейшие их типы встречаются на гончарных изделиях, найденных во время раскопок в курганах юга Молдавии. Элементами этих мотивов являются точки, пунктиры, прямые, зигзаго- и волнообразные линии, узлы, кресты.

Мотивы «Треугольники» напоминают мозаику, сложенную из небольших треугольных плиток. Такой мотив широко применялся гагаузами при изготовлении лоскутных ковриков или покрывал.

«Звезды» — еще один традиционный узор – в народе их толковали как изображение цветка.

Встречались также «Ромбовидные» и «Крестовидные» мотивы. В последних изображался укороченный греческий крест с завитками на вершинах. Среднее поле креста заполнялось ромбом. А сам крест обычно помещался в восьмиугольный  «медальон» с треугольными вырезами по двум его осям.

Гагаузский ковер с крестовидным орнаментом с крюковидними мотивами. © Gagauznews / Чадыр-Лунгский историко-этнографический музей

Мотивы животного мира включали изображение птиц (лебеди, голуби, петухи, аисты), овец, коз. И почему-то – львов. Если предыдущие представители фауны были типичными для здешних мест, то львы, по-видимому, были навеяны мечтами о далеких странах. Кстати, на коврах львы практически не встречаются, зато на вышивках – сколько угодно.

 

Наверх