Персона

Уникальные профессии из гагаузской глубинки: Шорник

© Gagauznews / Ната Чеботарь

GagauzNews, 8 августа, Ната Чеботарь. Алексей Балов  больше половины жизни  занимается шорническим делом.  Кто не знает, шорник – это специалист по изготовлению шор. А шоры — это специальные боковые наглазники, которые закрывают обзор животного, чтобы оно не отвлекалось на зрителей во время скачек или на участников дорожного движения, если речь идет о частных повозках.

С Алексеем Баловым мы познакомились больше двух лет назад, на одной из традиционных осенних сельскохозяйственных выставок в Чадыр-Лунге. У его стенда толпились мужчины разного возраста, и мне стало очень интересно: что же так привлекло их внимание?

Пробралась ближе и увидела множество разных вещей, о назначении которых могла только догадаться: в основном они представляли собой груду  кожаных ремней, украшенных традиционным гагаузским орнаментом, иногда прошитых бисером или цветными нитями;  что-то, напоминавшее плетки, какие-то детали из кожи, похожие на помпоны и замшевую бахрому. Словом, такому современному городскому жителю, как я, вся эта продукция показалась не только диковинной, но и непонятной. Поэтому уйти без вопросов  было просто невозможно.

Уздечка и недоуздок. © Gagauznews / Ната Чеботарь

История приобретения такой редкой и, казалось бы, устаревшей профессии, была довольно нехитрой: в отцовском хозяйстве всегда была лошадь, поэтому с раннего подросткового возраста Алексей со старшим братом начали приобщаться к домашним работам по уходу за животными. Периодически, когда упряжь или сбруя рвались, отцу приходилось идти к мастеру, чтобы тот починил или изготовил новые, — а это не только деньги, но и время: хороший мастер был всегда загружен работой так, что ждать, пока дойдет очередь, приходилось неделями.

Хомут. © Gagauznews / Ната Чеботарь

«Мой брат часто ходил с отцом к мастеру – был у нас в городе такой известный шорник, к сожалению, я не помню его фамилию, но по-уличному его звали Домна Коли. К нему всегда приходили заказчики не только из нашего города, но приезжали из разных сел, — рассказывает Алексей Балов. И вот, пока отец с братом ждали свою очередь, он наблюдал, примечал, запоминал, как и что делает дядя Коля. И со временем начал кое-что мастерить дома своими руками, чинить хомут, ремонтировать сбрую.

Однажды брат взял и полностью самостоятельно изготовил уздечку, а потом пошел показать ее мастеру, чтобы тот оценил и подсказал, все ли он правильно сделал. Дядя Коля посмотрел на работу брата и сказал: «Даже я, когда учился, не делал так, как смог ты. Молодец!».

«Вот так у нас в семье и появилось увлечение шорническим делом. Мне тогда было лет 15, я тоже стал наблюдать и учиться у брата. Освоил основные навыки, а потом это ремесло так и осталось одним из моих любимых занятий». Алексей рассказал, что со временем через народную молву о его мастерстве узнали многие местные и сельские владельцы лошадей. Постепенно у него появились собственные заказчики.

Шоры и элементы украшения. © Gagauznews / Ната Чеботарь

В настоящее время Алексей Балов занимается изготовлением и пошивом изделий из кожи, он изготавливает упряжи, сбруи, удила, хомуты, недоуздки, плетки, уздечки. Доводилось даже изготовить настоящее казацкое седло.

«Это было не просто, потому что наши седла немного отличаются от казацких. Но я смотрел на изображение старого седла и по его примеру смастерил новое. В конечном итоге остались довольны все – и я, и заказчик».

«Моя лошадь мне тоже помогает в работе, она у меня не просто домашнее животное, но и мой подсобник. Когда я делаю какое-то изделие, то на ней произвожу примерку и подгонку. У других шорников для этого есть специальные манекены, а у меня живой манекен есть», — с улыбкой рассказывает Алексей.

Работу свою ремесленник называет не сложной и не пыльной, говорит, что, когда любишь свое дело, оно всегда ладится. «У меня дома есть удобная мастерская, там даже печка есть, так что заниматься своим делом могу в любое время года», — рассказывает мастер.

По словам ремесленника, на изготовление одной упряжи уходит до двух дней, хомута – три-четыре дня. На седло уходит больше времени: две-три недели.

«К сожалению, это ремесло не приносит постоянного дохода, но надо же и семью содержать», — говорит шорник.

В последнее время, помимо прочего, Алексей занялся изготовлением национальной обуви: из свиной или бычьей кожи он мастерит чарыки (кожаные постолы, подобные тем, что носили наши предки). Кстати, изготавливает мастер их не только как сувенирные предметы, но и для использования по прямому назначению. В основном их заказывают местные и зарубежные танцевальные коллективы. Так, несколько пар уже отправились в Турцию, Америку, на Дальний Восток. А сувенирные постолы (или, как их называют у гагаузов, «чарыки») такие маленькие, что обе пары одновременно умещаются на ладони.

Постолы из свиной кожи. © Gagauznews / Ната Чеботарь

Стоит отметить, что помимо шорничества, Алексей Балов активно занимается и другой ремесленной работой. В частности, вместе с братом они мастерят домашную утварь, а также предметы  мебели с элементами художественной ковки: уличные лавки, деревянные качели, табуретки.

Изделия, выполненные Алексеем Баловым, признаны ведущими молдавскими мастерами народных промыслов и всегда получают высокую оценку на выставках-продажах не только регионального и республиканского, но и международного уровня. Балов является участником практически всех выставок «Fabricat in Moldova», а изделия, выполненные его руками, неизвенно отмечаются дипломами и почетными грамотами различных ассоциаций ремесленников и объединений народных мастеров.

Алексей Балов мечтает о том, чтобы шорническое дело в наших краях возродилось и вернулось к жизни: «Я хочу передать свои знания и умения другим, хочу обучать детей, которые интересуются народными промыслами. Ведь это часть нашей истории и культуры, пусть ремесла не забываются, а сохраняются для потомков».

Наверх