Наши за рубежом

Родом из Гагаузии: российский винодел Роман Ткачук

© Gagauznews / Роман Ткачук

GagauzNews, 5 августа, Ната Чеботарь. Мы продолжаем рассказывать об интересных и успешных людях, которые родились и выросли в наших краях, но сегодня работают за пределами Гагаузии. Сегодняшний собеседник GagauzNews, наш земляк Роман Ткачук — признанный специалист высокого класса, винодел по красному направлению в российской компании «Fanagoria» (Краснодарский край)

Роман Ткачук родился и вырос в Чадыр-Лунге, здесь же окончил городскую среднюю школу №4, после поступил на химико-биологический профиль в лицей им. Губогло. С 1996 по 2001 годы учился в Техническом университете Молдовы, по специальности «Технология вина и бродильных производств.

— Роман, расскажи, как начинался твой трудовой путь?

— Трудовую деятельность я начал практически сразу после окончания университета, в июле 2001 года. В то время молодая компания «Cricova-Acorex» практиковала набор молодых специалистов для работы в сезон виноделия. Я довольно легко прошел собеседование и был принят на работу в качестве мастера-стажера. Звучит вполне весомо, но на самом деле это значило, что я работал тогда простым рабочим.

Судя по всему, я показал себя с хорошей стороны, потому что по окончании сезона переработки винограда меня перевели в мастера-технологи в вино-материальный цех. Так, в этой компании я проработал около 12 лет и прошел, как говорится, все ступени производства: от мастера, начальника смены, начальника цеха, главного технолога и до главного винодела.

— Как ты понял, что виноделие – твое призвание?

— Придумывать и говорить что-то пафосное не хочу, потому что все было обыденно просто: как и многие выпускники на пороге большой жизни, я думал и рассуждал, какую профессию выбрать и чем заниматься в жизни, чтобы это было стабильно, надежно и гарантированно. И поскольку у нас не просто аграрная страна, а страна, скажем прямо, винная, я выбрал профессию винодела.

В далеком 1996 году мне казалось, что Молдову в этой отрасли не коснется и не пошатнет ни один кризис, и работа у меня в этой стране будет постоянно. Хотелось, конечно, в своей отрасли стать и «генералом», но я понимал, что это будет не сразу, и что для этого придется много трудиться.

© Gagauznews / Роман Ткачук

— Логичный вопрос: как вышло, что ты уехал из Молдовы?

— Кризис виноделия в Молдове пришелся на 2006 год — это год, когда Россия ввела эмбарго на молдавские вина. На тот момент компания, в которой я работал, уже была одним из признанных лидеров в Молдове, как по количеству выпускаемой продукции, так и по качеству. Да и вообще, не без гордости скажу, что по качеству продукции по тем временам мы были «законодателями мод» в Молдове. У нас уже тогда были два торговых дома в Москве и Санкт-Петербурге, но даже это, как говорится, нам не помогло, и даже наоборот, только усугубило наше положение после введения эмбарго.

В итоге компания не смогла оправиться от мощного финансового удара. Было предпринято немало попыток восстановить положение, но поскольку рынок сбыта был на определенное время полностью потерян, стало катастрофически не хватать финансового оборота, компания не смогла справиться с кредитами и к 2012 году пришла в упадок, а в 2013 полностью перестала существовать.

Вся эта ситуация к 2012 году стала меня сильно угнетать, потому что финансовая нестабильность существенно била по материальному положению моей семьи. И все чаще я подумывал о том, чтобы поискать для себя новое место работы.

И так удачно совпало, что именно в это время мне позвонили из одного агентства по подбору персонала, выполнявшего заказ российской фирмы «Fanagoria», искавшей для себя винодела по красному направлению. Кто-то из молдавских коллег порекомендовал им связаться со мной. Я тоже заинтересовался этим предложением и решил попробовать.

А дальше все было очень просто: меня пригласили на собеседование, мы пообщались и с руководителем, и с главным консультантом компании, австралийцем Джоном Ворончаком. Судя по тому, что мне сразу предложили остаться и приступить к работе, я им полностью подошел как специалист. Так, с августа 2012 и по сегодняшний день я работаю в этой компании.

— Рома, вопрос как к специалисту: чем российское виноделие отличается от молдавского?

— Обо всем российском виноделии не берусь говорить, потому что всего не знаю, но то, с чем сталкиваюсь на Кубани, могу описать так: за последние годы российское виноделие шагнуло далеко вперед в плане качества, в плане модернизации оборудования и разных других инноваций на производстве и в агрокомплексе. Не без гордости за своих соотечественников могу сказать, что это и их заслуга. Явных отличий нет, так как российские производители качественных вин стараются идти в ногу со временем: например, почти на всех заводах на Кубани в качестве консультантов сегодня работают специалисты из Франции, Италии, Австралии, Англии, и это касается не только производства, но и самого виноградарства.

— Говоря о специфике, как ты считаешь, в чем основные сложности и проблемы отрасли виноделия на сегодняшний день?

— На мой взгляд, их довольно не мало, трудно выделить конкретно что-то одно. В России, например, это большое количество бюрократических проволочек. Я, конечно, персона не того уровня, чтобы давать такого рода советы, но считаю, что государство должно дать виноделам в России больше свободы, и должно быть больше определенных послаблений в законодательстве. В Молдове, насколько я знаю, в этом плане проще.

А если говорить о проблемах, то, на мой взгляд, самая большая трудность сегодня — это освоение рынков сбыта, так как российский рынок потерян на 85-90%, а другие рынки были освоены задолго до нас, так что нашим производителям приходится поднимать планку качества на самый высокий уровень, чтобы завоевать определенную нишу. А это очень жесткая конкуренция и очень затратное дело.

— Если говорить конкретно о работе винодела, каковы, на твой взгляд, главные трудности профессии?

— Как и в любой другой работе, трудностей много, и главными или второстепенными какие-либо отдельные не назовешь. Если говорить о качестве, то это постоянные споры с виноградарями о нормировке виноградника. Им, как производителям, хочется больше заработать, то есть вырастить и продать больше винограда, и это понятное желание. Нам же, виноделам, хочется, чтобы с тех или иных участков виноградников собиралось лишь определенное количество винограда, не больше, чем того требуется. Потому что чем меньше на кусте вырастет гроздей, тем качественней будет урожай, и тем более качественным выйдет конечный продукт, то есть вино, которое из него получится.

Если говорить об экономической стороне дела, то самое главное, как я уже говорил выше, это рынок сбыта. Ты можешь выращивать супер-качественный виноград, делать супер-премиальные вина, но если их некуда продавать, то твой бизнес, в конце концов, развалится, как случилось в итоге не только с «Акорексом», где я работал, но и со многими другими винзаводами в Молдове.

© Gagauznews / Роман Ткачук

— Вопрос потребительского характера: какую минимальную цену на вино ты, как специалист, считаешь обоснованной?

— Знаешь, это такой тонкий вопрос, что так сразу и не ответить. Да и я не экономист. Кроме того, в Молдове,и особенно у нас дома, в Гагаузии, где почти у каждого хозяина в подвале есть свое собственное вино, а доходы населения невелики, трудно говорить о приемлемости или неприемлемости цен. Бывая на родине, я присматривался к ценам на вино в молдавских супермаркетах и могу с определенной долей уверенности сказать, что цены на вина у качественных производителей вовсе не драконовские, а вполне даже обоснованные.

— Какие вина сегодня в моде? Что потребители ценят в винах сегодня?

— Хороший вопрос, потому что по долгу службы и мне приходится следить за винной модой. Если говорить о мировой моде на вино в целом, то, наверное, все-таки это больше касается не конкретных сортов, а стилистики. Белые вина, например, должны быть яркими, ароматными, минеральными, легкими и «питкими».

Красные вина должны быть ягодно-фруктовыми, мягкими, «круглыми» во вкусе, сочными и также «питкими». Если говорить конкретно про Россию, то сейчас здесь мода на аутохтонные сорта, такие, как «Сибирьковый», «Цимлянский Черный», «Красностоп», «Саперави».

— Какие вина предпочитает лично винодел Роман Ткачук и с какими блюдами?

— Больше всего я люблю красные вина, тельные, плотные, такие, например, как «Саперави» или наш «Бастардо Магарчский».

С каким блюдом? Конечно, с хорошим мясом! Кто родился и вырос на гагаузской земле, уже никогда не перестанет чувствовать себя полноправным гагаузом, даже если он рождения гагауз только наполовину.

Наверх