Родная Гагаузия

Отец Сергий о семейных ценностях, отношениях между супругами и домашнем насилии

© Gagauznews / Правмир

GagauzNews, 3 августа, Ната Чеботарь. В нашем обществе главным и самым доступным местом оказания психологической помощи для большинства людей остается церковь. Именно туда идут за поддержкой, советом или наставлением.

О семейных ценностях, а также об отношении церкви к проблеме домашнего насилия, мы поговорили с настоятелем Чадыр-Лунгского храма Рождества Христова отцом Сергием Великсаровым.

Ната Чеботарь: Отец Сергий, о домашнем насилии и о том, что это не редкость в нашем обществе, Вам, как представителю Церкви, наверняка известно. Давайте начнем с простого вопроса: как сами священники понимают и трактуют феномен домашнего насилия? Случается ли, что прихожане обращаются к Вам с такой проблемой?

Отец Сергий: Знаете, такой вопрос обычно задают люди не церковные, потому что в церковных семьях до насилия не доходит. И такие проблемы происходят у людей, которые о церкви мало что знают. Поймите, есть прихожане, а есть, назовем их так — «захожане», которые приходят в храм от случая к случаю, чаще всего, когда им становится так плохо, что сами справиться уже не могут.

Национальные и культурные традиции гагаузов они чтят и исполняют, а религиозных традиций не только не придерживаются, но даже и не знают. Люди, которые истинно почитают церковь и всей семьей постоянно приходят в храм, не знают таких проблем, как домашнее насилие. Человек, который не живет духовной жизнью, нарушает библейские законы, отсюда и все проблемы. При этом такие люди могут быть и крещенными, и венчанными, но эти ритуалы изначально не были наполнены смыслом.

Бывает, приходят в храм женщины с такими проблемами, сетуют, что жизнь сложная: и живут тяжело, и муж руку поднимает, но развестись не могут, потому что дети или еще какие причины… Когда ко мне обращаются с подобной проблемой (да и с любой другой), я всегда стараюсь вести беседу так, чтобы человек прежде всего увидел себя: посмотрел на свои недостатки и минусы, осознал собственную недостаточность духовной жизни – это очень важно. Чтобы во всех имеющихся проблемах осознавал и часть своей собственной ответственности и вины. Насильно ходить в церковь никого не заставишь – это можно сделать только своим собственным примером. Люди должны всегда помнить о том, что, венчаясь, они заключали договор об исполнении Его заповедей. Потом же они свои клятвы и обеты забывают и начинаются проблемы. Люди начинают планировать, какой дом построят, как квартиру обставят, сколько детей заведут, какую машину купят. А о том, что жить в семье надо по церковным, евангельским законам, забывают напрочь. Нравственность церковную, чистоту духовную, которую Господь дает каждому человеку, надо чтить и сохранять от начала момента венчания и вступления в брак. А не вспоминать о Боге, лишь когда становится тяжело.

Любое насилие в семье происходит от нарушения церковного закона. И не только в семье. На работе, в школе, в любой другой сфере – любое насилие является следствием нарушения морально-нравственного и Божьего законов.

Настоятель Чадыр-Лунгского храма Рождества Христова отец Сергий Великсаров. © Gagauznews

Ната Чеботарь: Давайте начистоту: таинство венчания для многих современных брачующихся нередко выступает лишь как декоративное дополнение к официальной свадьбе, возможность сделать красивые фотографии на фоне старинных икон и романтично горящих свечей, постоять в роскошных золоченых коронах и так далее. Имеет ли в этом случае обряд венчания хоть какую-то силу и смысл?

Отец Сергий: У вступающих в брак по церковным законам есть обязанность – воспитывать друг друга. В идеале, перед венчанием, священнослужитель должен провести беседу с женихом и невестой и растолковать, что такое этот обряд, какой смысл он несет, что он означает и для чего нужен. Если мужчина, венчающийся со своей женщиной, готов отдать себя и свою жизнь ради нее и ее блага (чтобы жена была сыта, согрета, обласкана, довольна), то, в свою очередь, как Церковь повинуется Христу, так и жена должна повиноваться своему мужу. Если я знаю, что Христос отдал свою жизнь за меня, то и я отдаю свою жизнь за Него и подчиняю ее закону Божьему. Так и жена, видя отдачу своего мужа по отношению к ней, отдает себя и свою жизнь семейному послушанию. И такой должна быть семейная жизнь в идеале. Если муж живет только для себя, а не для жены, если жена ему нужна только для плотских страстей, а остальное лишь бы, то закон нарушается, и это уже не брак.

Ната Чеботарь: Как Церковь относится к постулату о том, что свой крест надо нести, несмотря ни на что? Многие считают, что такое наказание «нерадивой» жене дается за грехи. Значит ли это, что надо терпеть бесконечно, до гробовой доски?

Отец Сергий: Нельзя путать такие вещи, как «твой крест» и «насилие над тобой». Когда над человеком происходит та или иная форма насилия, это не имеет ничего общего с его крестом. Если мужчина избивает женщину, унижает ее, лишает ее права голоса в семье, запрещает ей общаться с родственниками, друзьями, ограничивает ее в чем-то – это вовсе не значит, что таков был ее крест.

Крест – это испытание, которое допущено Богом, промыслительно для нашего спасения. Когда мы говорим о семье, это совсем другое дело. В семье должен царить один закон – любви, взаимопонимания и верности. Там, где происходит домашнее насилие, этот закон попирается. И это не есть крест, это нарушение закона.

Всегда ли крест — скорбь? Разве супруги друг для друга не крест? Или дети для родителей? При этом у кого-то семейная жизнь складывается счастливо, дети радуют.

В нашем православном обществе принято находить оправдание домашнему насилию: так жили все — и двести, и сто лет назад, и полвека назад, и сейчас так живут, ничего особенного не происходит.

Ната Чеботарь: Должен ли священник спасать брак, в котором практикуется насилие?

Отец Сергий: Всегда должен стараться спасти любой брак. Священник всегда должен радоваться за тех, кому хорошо, и горевать о тех, кому плохо. Если к нему обратились за помощью, священник должен попытаться разобраться в проблеме и постараться помочь супругам (или тому, кто обратился) понять, в чем именно состоит их проблема и как ее можно решить. Прийти за помощью к священнику, когда в семье проблемы, — это то же самое, что пойти на консультацию к семейному врачу, когда что-то болит.

Ната Чеботарь: Психологи в определенных ситуациях могут посоветовать не сохранять семью, если супруг, практикующий насилие, не желает работать над проблемой и менять свою модель поведения внутри этих отношений. Священник может предложить супругам развестись?

Отец Сергий: Священник этого никогда не должен делать. Это полностью противоречит Закону Божьему. Ведь когда мы говорим о браке, мы должны понимать, что он не только «земной», он еще и «небесный». Священник, являясь духовным отцом, должен молиться за тех, кто обратился к нему за помощью, и постараться спасти хотя бы того члена неблагополучной семьи, который его слышит. На самом деле, любой брак – это риск. Потому что незнакомые люди встречаются, влюбляются, решают создать семью, которая в дальнейшем должна стать для них обоих намного важнее и сокровеннее, чем родительские семьи, в которых они выросли. И парадокс вот в чем: людям нужно хорошо узнать друг друга до брака, но хорошо узнать друг друга до брака практически невозможно.

Ната Чеботарь: Кстати, да. У нас не приветствуется «тренировочное» совместное проживание, чтобы узнать, как человек проявляет себя и свой характер не на людях, а в быту, наедине, когда никто не видит. В гагаузских традициях это, наверное, невозможно.

Отец Сергий: А в каких традициях это возможно? Вы думаете, если в другой культуре парень и девушка будут иметь возможность свободно сожительствовать до венчания и до брака, то они смогут узнать друг друга настолько хорошо, что это убережет их от развода? Это не из-за совместного проживания и дело уж точно не в половых отношениях. Дело в том, что когда две семьи воспитывают своих детей (мальчика и девочку, которые потом решили пожениться) по-разному, по разным критериям и шаблонам, и когда эти критерии не схожи, возникают проблемы. Если взять две православные семьи: и те, и те ходят в церковь (пусть даже в разные), воспитываются в одной культуре, в одних традициях, в одних и тех же нравственных законах; и те молятся, и эти молятся; и те следуют духовному пути, и эти. И даже если их дети никогда не были знакомы, но воспитывались на одних и тех же законах, и если они когда-то встретятся и решат жениться, то в их общей семье не будет никаких проблем, потому что для них обоих ничего глобально не изменится. Потому что духовная жизнь и цель у них одна, и они оба ее разделяют и ей следуют.

Ната Чеботарь: А что с другими? Любовь ведь не умом выбирает, а сердцем.

Отец Сергий: Когда собираются жениться два человека разной духовности, то могут возникнуть трудности. Если они из семей, которые не жили по православным законам, вели, так скажем, светский образ жизни, то у каждого из них свои представления о семье, свои ценности, свои страсти. Соединяясь, людям бывает трудно отпустить свои страсти, многие этого даже и не хотят делать, потому что слишком сильно к ним привязаны. А это соблазны и искушения, которыми не хочется жертвовать. И со временем в такой семье непременно начинаются споры, недопонимание, разногласия. И они только будут увеличиваться, потому что такие люди не знают, что такое смирение и послушание, не привыкли думать о своих минусах и подстраиваться под другого ради общего блага.

Почему у наших бабушек и дедушек почти не было таких проблем? Раньше будущего мужа или жену своим детям чаще всего выбирали их родители. И такие браки редко бывали неудачными. Потому что раньше дети воспитывались во всех семьях в одних и тех же традициях, в одних и тех же правилах. И потому что родители знали хорошо, из какой семьи они присмотрели пару для своего ребенка, и они умели разбираться в людях, и были уверены, что эти дети воспитывались в едином духе, в единых ценностях, в едином укладе. И поэтому такие пары совпадали по самым главным критериям, хотя познакомились по выбору родителей. Но какой родитель пожелает своему ребенку плохого? Поэтому и разводов тогда практически не было, и повторные браки случались чаще всего по причине смерти одного из супругов, а не как сегодня.

И вы напишите, что детям следует больше прислушиваться к родителям. Потому что многих несчастий можно избежать, если доверять опыту старших. А родителям следует больше интересоваться жизнью своих детей, узнавать, с кем они встречаются, как проводят время. Мне кажется, глупо такие вопросы пускать на самотек и говорить, что это «не их дело», это похоже на безразличие, когда родители совсем не участвуют в нравственной жизни детей. А потом, если что-то плохое происходит, плачут все вместе горькими слезами. Родители имеют право и должны подсказывать своим детям, помогать им сделать правильный выбор.

Например, открыто сказать девочке, что ей не следует связывать свою жизнь с парнем, у которого в роду из поколения в поколение наблюдался разврат (или воровство, или измены, или рукоприкладство), потому что и ее избранник, наверняка, будет вести себя точно так же, а она всю жизнь будет страдать. А зачем обрекать себя на страдания? Об этом надо писать: мудрые родители должны подсказывать своим детям и показывать пример благополучных семей, чтобы именно среди таких их дочери и сыновья искали себе будущих спутников жизни.

Ната Чеботарь: Кстати о рукоприкладстве. Стоит ли терпеть домашнее насилие ради Царствия Небесного?

Отец Сергий: Я не думаю, что терпение и смирение перед домашним насилием приведет жертву к Царствию Небесному. В Церкви есть главное правило: если один из членов семьи подвергает другого опасности смерти, угрожает его благополучию, то в таких случаях разрешается второбрачие. Рукоприкладство в семье – это в первую очередь есть нарушение Закона Божьего, и в этом случае жена имеет полное право уйти из такой семьи, потому что такая жизнь грозит ее здоровью, сокращает ее жизнь, разрушает ее душу. Никто не должен жить в страхе. Бог учит любить Бога и любить других, Богу нужны счастливые люди. Даже если нет физического насилия в семье, но муж гуляет, изменяет, ведет развратный образ жизни, то, по церковным законам, жена также имеет право на развод. И если он требует аборта, а жена отказывается, то она тоже имеет право на развод. Понятно всем, что развод – это плохо, что при разводе человек нарушает свою клятву, данную перед Богом при венчании. Но в таких случаях мы из двух грехов выбираем меньший.

Ната Чеботарь: Современное законодательство предусматривает наказание для агрессоров и даже ужесточает меры в борьбе с феноменом домашнего насилия. Когда жена пишет заявление на мужа и тому грозит реальный срок, не совершает ли она, с точки зрения Церкви, предательство, обрекая его на страдания в тюрьме?

Отец Сергий: Не думаю, что это можно толковать как предательство. Жертва имеет право защитить себя, свою жизнь, своих детей. Церковь поддерживает законодательство в сфере защиты прав человека. И все институты, призванные улучшить жизнь человека – будь то полиция, пожарные, МЧС, медицина и так далее. Но по поводу обращения в полицию могу сказать и другое: бывают такие жертвы, которые хуже, чем обвиняемые. Бывает, что пострадавшая женщина постоянно доводит своего мужа, треплет ему нервы, выводит из себя, а потом, когда он срывается, бежит жаловаться и писать заявление. Вот посмотрите, у нас тут не редкость, что многие мужчины начинают из-за этого пить. А как ему не пить, если он приходит домой – там скандал, уходит из дома – скандал, и все ей не то, все не так. А где ему найти утешение? Он начинает чаще ходить к своим друзьям, в общении с ними находить отдушину, которой не находит внутри своей семьи. И по стаканчику, по второму… и начинается.

Ната Чеботарь: Хорошо, что вы заговорили о мужчинах. Местный менталитет не позволяет нашим гагаузам обращаться за помощью к психологам. Что может предложить им Церковь в проблемных ситуациях?

Отец Сергий: Давайте мы сразу поставим мужчин на свое место тем, что еще раз напомним им, что за все беды и невзгоды семьи перед Богом отвечает именно мужчина. Так сказано в Библии. Мужчина глава семьи и потому ответственность на нем. Женщина несет ответ перед мужем за себя и за детей, а мужчина, являясь покровителем семьи, отвечает перед Богом за все. Приведу пример. Допустим, женщина спрашивает у мужа совета, как ей поступить, а он ей отвечает: «Делай, как считаешь нужным». Казалось бы, что тут плохого? Но если она просила совета, значит, ей нужен был совет. И вот если она поступает на свое усмотрение и что-то идет не так, то виноват в этом мужчина. Потому что своим само отстранением он дал ей право совершить ошибку, и винить ее в этом нельзя.

Мужчинам, которые не ходят в храм, бесполезно говорить о том, что надо ходить в церковь и молиться, они этого все равно делать не будут. Но можно посоветовать им хотя бы то, что они могут: соблюдать правила, которыми они связали себя со своими женами при венчании, жить по христианским законам, выполнять все правила главенства в семье – это отдать себя ради своей супруги, как говорит Священное Писание.

А то многие — как командовать, так он глава семьи, а как соблюдать требования, данные от Бога, — он сразу в кусты. Силен тот, кто может отдать себя ради своего любимого человека, а не тот, кто бьет кулаком по столу и говорит, что он тут главный.

Наверх