Культура

Гагаузская письменность: от истоков до наших дней

© Gagauznews / Ната Чеботарь

GagauzNews, 30 июля, Ната Чеботарь. 30 июля  1957 года принято считать первым этапом становления гагаузского самосознания: именно в этот в день указом Президиума Верховного Совета МССР был принят гагаузский алфавит. Его разработала Людмила Покровская, российский языковед, доктор филологических наук, специалист по проблемам диалектологии и грамматики гагаузского языка и устного народного творчества гагаузов.

Покровская разработала алфавит гагаузского языка на базе русской графики (кириллицы) с добавлением четырех специфических для нашего языка букв. Этот алфавит действовал в Молдавии с 1958 по 1995 годы. Однако, с учетом требований времени, уже в 1992 году Покровская приступает к разработке гагаузского алфавита на основе латинской графики. Этот алфавит (с небольшими изменениями) был утвержден Народным Собранием Гагаузии и Парламентом РМ в начале 1996 года.

© Gagauznews / Ната Чеботарь

Первая книга, вышедшая в свет на основе гагаузского алфавита на кириллице, появилась в печати в 1959 году. Это был фольклорно-литературный сборник «Буджактан сесляр» («Голоса Буджака»), который включил в себя в основном наиболее распространенные образцы устного  народного творчества  — песни, баллады, маани (басни, сказания), сказки, пословицы, поговорки.

Но до того, как современный гагаузский язык обрел собственную письменность, прошло немало времени. Вернемся немного в прошлое, чтобы лучше понимать настоящее.

Мария Жимжим, заведующая секцией краеведческой литературы Чадыр-Лунгской Публичной районной библиотеки рассказывает: «Гагаузский народно-разговорный язык и язык фольклора впервые стал известен науке в начале ХХ века благодаря трудам русского этнографа Валентина Мошкова. В середине-конце XIX в. исследователь часто приезжал в села Бендерского и Измаильского уездов Бессарабской губернии России, и собирал в гагаузских селах того времени обширный этнографический и фольклорный материал, на базе которого впоследствии им были написаны его фундаментальные труды по этнографиии и языку гагаузов Бессарабии».

© Gagauznews / Ната Чеботарь

Людмила Покровская в своем курсе лекций «Современный гагаузский язык» говорит о том, что после выхода в свет книги  Мошкова «Наречия бессарабских гагаузов» (изданной в 1904 году), по содержащимся в ней фольклорным текстам и словарю тюркологи получили полное и ясное представление о гагаузском народно-разговорном языке, как об одном из тюркских языков (тогда еще не имевшем своей письменности).

В 1910-1930 годах в Кишиневе издается религиозная литература в переводе гагаузского духовного просветителя протоиерея Михаила Чакира: Евангелие от Матфея, литургия, псалтырь, молитвослов и другие церковные книги. До 1918 года Чакир писал свои тексты на гагаузском языке, используя буквы старого русского алфавита, а после 1918 года, когда Бессарабия стала принадлежать Румынии, он использовал для написания своих книг румынский алфавит.

Первые научные статьи о гагаузском языке появились только в 1930-х годах прошлого века. Они были написаны русским тюркологом профессором Н.Дмитриевым на основе тщательного изучения материалов, собранных Мошковым. Благодаря тому, что гагаузские тексты были записаны Мошковым в фонетической транскрипции с учетом всех тонкостей гагаузского произношения, Дмитриев смог на основании этих текстов сделать детальное описание фонетики гагаузского языка, сопоставив ее с фонетическими явлениями турецкого языка (а внекоторых случаях и турекменского, и азербайджанского).

При этом, как пишет Покровская, Дмитриев исходил из того, что «среди тюркских языков гагаузский язык (точнее, диалект бессарабских гагаузов) относится к южной группе, то есть он ближе всего стоит  к турецкому, крымско-татарскому (его южному диалекту), азербайджанскому и туркменскому языкам».

В статье «Гагаузские этюды», впервые опубликованной в 1939 году, Дмитриев пишет: «Гагаузский язык, в основном принадлежащий к языкам тюркской системы, испытал, однако, столь значительное влияние славянских и румынских языков, что к моменту наблюдений Мошкова не только фонетика и словарь, но и особенно синтаксис довольно далеко отошли от обычного строя  тюркских языков с их обусловленным порядком слов, специфической структурой сложного предложения и так далее».

© Gagauznews / Ната Чеботарь

Наверх