Культура

Гагаузская женщина: суеверия, связанные с беременностью и родами

GagauzNews, 6 июля, Ната Чеботарь. У каждой народности есть свои приметы, суеверия и поверья, передающиеся из уст в уста и почитаемые под страхом наказания.

Сегодня вы узнаете о запретах и суевериях, которыми были окружены наши беременные бабушки и прабабушки. Вы можете удивиться, но в большинстве своем эти суеверия никуда не делись и продолжают сопровождать беременность даже современных гагаузок, особенно жительниц сел.

Кто из вас не слышал, что беременным нельзя вязать и вышивать? Как говорила моя бабушка, этого нельзя делать, потому что «ребенок может запутаться в пуповине». И есть еще много-много других народных поверий, о которых многие слышали, но не знают им объяснения.

Попробуем в них разобраться…

Начнем с того, что, по словам стариков, к бесплодным женщинам у гагаузов было довольно негативное отношение, поскольку считалось, что они либо связаны с колдовством, либо сами были кем-то прокляты. Однако с бесплодием можно было бороться: в разных гагаузских селах существовали свои знахарки, которые проводили над женщинами особые ритуалы, читали заговоры, готовили настойки из трав, делали особенный массаж.

Как пишет Степан Булгар в своем сборнике «История и культура гагаузов», гагаузки верили, что, помимо массажа, окуривания травами и приготовления целебных настоек, от бесплодия также могло помочь купание в утренней росе на Хедерлез (в день св. Георгия). Пол будущего ребенка старались угадать по виду живота: если он острый – значит, будет мальчик, если округлый – девочка. Как можете заметить, эти приметы в ходу у нас и сейчас.

Во время беременности женщину всячески оберегали и ограждали от тяжелых домашних работ, заботились о том, чтобы ее рацион был более насыщенным, чем у других членов семьи. Особенно предосудительным считалось отказать беременной в желанной пище. Даже в период строгих религиозных постов женщину, носящую малыша, не ограничивали во вкусах, опасаясь, что невыполнение желания беременной может отрицательно сказаться на ребенке.

Как рассказывают пожилые гагаузки, в начале-середине прошлого века существовал целый ряд запретов, который должен был уберечь беременных от разных неприятностей.

Беременным запрещалось переступать через протянутую веревку или проволоку, переступать через чьи-то ноги (если человек сидел на земле), перелезать через заборчики и ограждения.

Запрещалось также сидеть, скрестив ноги или положив ногу на ногу; нельзя было тянуться вверх. (Помню, во время беременности мне запрещали тянуться за висящими на дереве яблоками, а также не разрешали тянуться до высоких веревок, развешивая во дворе постиранное белье.

Из запретов, о которых я прочитала у Степана Булгара: беременным нельзя было садиться на камни, мазать глиной печи и стены, отгонять ногой животных. Как правило, единственным аргументом в таких случаях выступает категоричное: «так надо» или «нельзя», поскольку никто не может толком объяснить происхождение подобных запретов. Кстати, по поводу животных (из личного опыта): когда я была беременна, свекровь говорила, что нельзя прогонять кошек и ругаться на них, потому что «ребенок родится вредным»; также нельзя отгонять кошку ногой или бить ее, потому что «ребенок родится покрытым шерстью (с волосатым телом)».

Из рассказов моей тетушки: беременным нельзя ничего воровать и прятать под своей одеждой, потому что у ребенка останутся отметины на теле. Так, на животе у ее уже взрослого сына есть родимое пятно в виде початка кукурузы. Это она объясняла тем, что, будучи беременной и работая на колхозном поле,  украла несколько початков молочной кукурузы и спрятала у себя под фартуком, потому что боялась, что бригадир увидит и накажет ее. Бригадир не наказал, а Бог, по ее мнению, оставил ей напоминание о ее плохом поступке на всю жизнь, запечатлев изображение кукурузы на теле новорожденного.

Моя бабушка предостерегала меня во время беременности: избегать смотреть на пожар – чтобы у ребенка на теле не появились красные пятна (речь шла, по видимому, о родимых пятнах);  не есть куриных желудков – чтобы у ребенка не были синими губы; не резать петуха и не есть куриных гребешков – чтобы ребенок не родился с маленькой головой. Надо сказать, что у современных гагаузов (прошлого века) к беременности относились вполне цивилизованно.

Что лично меня удивило: оказывается у наших далеких предков-гагаузов, мужьям разрешалось присутствовать при родах, в отличие от всех прочих членов семьи, которых просили удалиться до завершения процесса. А вот в современном обществе мужей в родильные залы стали допускать, если не ошибаюсь, лишь в начале 2000-х.

Интересен обычай, связанный с повивальными бабками. Придя в дом, повитуха сначала крестилась, потом трижды плевала в угол, а после снимала фартук и накидывала его на плечо роженицы. Этот ритуал, по представлению предков, имел магическое действие: он должен был отогнать от беременной злых духов и значительно облегчить сам процесс родов.

Когда начинались схватки, с роженицы снимали все украшения, браслеты, серьги, а также расплетали ей косы и расстегивали нательную рубаху. Объяснения этим действиям нет, но они так же считались частью магического ритуала. Если роды были долгими и трудными, выполняли ряд действий, считавшихся магическими: роженицу водили кругами по комнате, заставляли переступать через кочергу или бить ногой о порог. Также женщине могли предложить сесть в горячую ванну, сделать массаж или предложить взяться за кушак или веревку, подвешенные к потолку, и постараться натянуть их как можно сильнее. Как мы сегодня понимаем, все это не имеет ничего общего с магией, зато может здорово отвлечь от боли при схватках и некоторым образом облегчить страдания женщины.

По поводу кочерги и битья ногой о порог – тут уже существуют вполне конкретные народные поверья: исследователи пишут, что битье ногой о порог приравнивалось к «молитвенному обращению к домовому», который бережет дом и обитает под порогом. Как пишет Степан Булгар, этот обычай не был распространен у гагаузов, но, видимо, был перенят под влиянием культуры соседних народностей. В частности, обращение к домовому было широко распространено у восточных славян. С кочергой так же. Исследователи считают, что она имеет непосредственное отношение к печи, а печь, как и порог, — любимое место обитания домового. С.Булгар пишет, что, на взгляд наших исследователей, в употреблении кочерги следует усматривать магический обряд, целью которого было отогнать от роженицы злых духов, которые могли помешать нормальным родам. Объяснение такое: кочерга – предмет из железа, имеющий связь с огнем. А огонь и железо – общеизвестные очистительные и магические средства, применяемые в различных обрядах. На магическое назначение обряда указывает также троекратный характер повторения действия (трижды переступить через кочергу).

У В. Мошкова также приводится ряд обычаев, связанных с беременностью и родами. Так, при трудных родах предки гагаузов давали женщине выпить воду, в которой мыл руки ее муж. В этом архаичном обряде Мошков усматривал «доказательство глубочайшей покорности жены своему мужу». Другие же этнографы придерживаются мнения, что зарождение этого обычая относится к переходному периоду от матриархата к патриархату, когда отец ребенка начинал предъявлять права на него. В этом случае применялась контактная магия: предлагая роженице смытую с рук воду или конец подвешенного к потолку кушака, отец ребенка как бы помогал в родах и утверждал свое право отцовства.

Как пишет Булгар, в конце 19-начале 20 веков многие обряды потеряли магический смысл и остались в ходу у гагаузов только в виде каких-то практических способов облегчить родовые боли. После рождения ребенка повитуха проводила по его пупку кусочком хлеба. Отрезанную часть пуповины от мальчика она клала на плуг, от девочки – на прялку, ткацкий станок, ножницы или спицы. Это непосредственно связано с представлением о быте народа и о разделении труда по половому признаку. Так, мужчинам полагалось заниматься земледелием, женщинам – домашним хозяйством и ткачеством. После родов ребенка и роженицу купали в воде с добавлением разных трав.

Перед купанием младенца воду непременно солили («чтобы тело не прело»). Воду после купания выливали непременно под фруктовое дерево. На личном опыте: когда родился мой ребенок, так делалось на протяжении первых 40 дней после родов. Свекровь мне не могла объяснить этот обычай, говоря, что так делала бабушка и прабабушка, значит, так надо делать и нам. И вот сейчас, наконец, я узнала: по закону имитативной магии, это действие должно было благотворно повлиять на красоту и здоровье новорожденного. Магия сработала, судя по моему красавцу-сыну!

Наверх