Узнай Гагаузию

Четыре мельницы Гагаузии

GagauzNews, 5 июля. Ирина Пенегина. История ветряных мельниц Гагаузии уходят далеко в глубины веков. Точных данных о первой ветряной конструкции не сохранилось. С помощью таких сооружений  в древности мололи пшеницу или ячмень. Сложно сказать, сколько всего было таких мельниц, так как исследований этого вопроса не было. В Гагаузии в свое время их  существовало очень много.

Сегодня  в Гагаузии осталось всего четыре мельницы: в селах Гайдар,  Баурчи (Чадыр-Лунгский район) и  Бешалма  (Комратский район).

Выбрав подходящий день, мы с друзьями отправились по маршруту Гайдар-Баурчи-Бешалма, чтобы собственными глазами полюбоваться древней красотой «деревянных птиц».

Гайдар

Гайдарская красавица с размашистыми «крыльями» впечатляет своими размерами. А ее одинокое обитание в чистом поле трогает до глубины души. Сегодня мельница находится в частных руках.

Как рассказал житель села Гайдар Василий Федорович Топал, владельцем мельницы был его дед — Топал Пантелей Васильевич (1899 года рождения), затем отец, Федор Пантелеевич. Сейчас  владельцем ветряного сооружения является сам Василий Федорович.

«Мельница перешла деду еще в сороковые годы. При Советском Союзе, когда все подобные сооружения разбирались на стройматериалы, эту не тронули. В селе было около сорока мельниц, и всего две мельницы, как наша – деревянные, двухэтажные», — рассказывает нынешний владелец ветряного сооружения.

По словам Василия Федоровича, его отец в 70-е годы мельницу отреставрировал. Тогда была заменена ось, пропеллеры, жернова. И даже сейчас сооружение может функционировать и требует минимальных вложений.

Местные власти планируют выкупить мельницу, благоустроить и сделать ее одной из главных достопримечательностей села.

Баурчи

Баурчинская «малютка» находится во дворе частного дома, расположенного на краю села. Местные жители подсказали, где нам ее найти, поэтому добрались мы до места очень быстро. Хозяев дома не оказалось, однако соседи нам позволили поснимать мельницу.  Судя по всему, сооружение давно находится в нерабочем состоянии и требует хорошего ремонта.

Бешалма

Далее мы отправились в село Бешалма. Стоит отметить, что само село нас впечатлило. В центре села в глаза сразу бросается сверкающая на солнце Георгиевская церковь. Она встречает гостей, будто добродушная и мудрая хозяйка, и своей солнечной и благородной красотой напоминает нам, кто хозяин этого мира.

Здесь же, недалеко от храма, располагается известный Национальный гагаузский историко-этнографический музей им. Д. Карачобана. К сожалению, попасть внутрь мы не смогли, так как музей был закрыт на карантин. Немного дальше расположен немаленьких размеров действующий фонтан. Для села, честно сказать, это настоящая роскошь. Мы с удовольствием охладились фонтанной водичкой, а затем отправились узнавать у местных, как добраться до мельницы.

Нам объяснили, что в селе сохранились две ветряные мельницы: одна из них в полуразрушенном состоянии, другая, целехонькая и размещается на холме  за селом. Немного поплутав по замысловатым улицам села, мы таки добрались до пункта назначения. С холма все село видно, как на ладони. А мельница, возвышаясь над жилым сектором, на фоне бескрайнего синего неба кажется сказочной и живой. Создалось ощущение, что вот-вот на горизонте появятся Дон Кихот и Санчо Панса.

Даже не верится, что когда-то, давным-давно, таких мельниц в нашей стране было несметное количество. Так, например, только в одной Бешалме к 1950 году их было более 60-ти. В Гайдаре и в Баурчах, по словам местных жителей, более 30-ти. В советское время их разобрали за ненадобностью. К сожалению, эти когда-то мощные и живые «ветряные птицы» сегодня поникли и обветшали, но до сих пор вызывают чувство восхищения и внутренний трепет, являясь символом свободы, раздолья и трудолюбия гагаузского народа. Сохранить их удалось благодаря стараниям людей, которые в свое время там трудились. Мельницы для них были не просто источником  заработка, но «живым» творением, к которому они испытывали особенные чувства.

Очень хочется надеяться, что у этих немногочисленных сохранившихся исторических сооружений  все же появится шанс на вторую жизнь.

Наверх