Культура

Политики возвращаются к языковым и историческим проблемам

Интервью с Игорем Шаровым, министром образования, культуры и исследований

— Согласно последним данным, чрезвычайное положение не будет продлено после 15 мая. Какое решение будет принято в отношении экзаменов на степень бакалавра в этом году?

— Министерство образования, культуры и исследований предлагает отменить экзамены на степень бакалавра в 2019-2020 учебном году и выдать документ с оценками на основании средних годовых оценок за последние три класса. Это было не простое решение, но мы приняли его, чтобы исключить риск распространения нового коронавируса среди учеников и учителей. Мы будем стремиться к тому, чтобы дети смогли окончить лицеи, получив на руки признанный на международном уровне диплом, и чтобы они смогли сами выбрать, где им продолжить учиться: в Республике Молдова или за рубежом.

Отмена экзамена на степень бакалавра является последним из всех рассматриваемых сценариев, которые я, как министр образования, культуры и исследований, хотел бы выбрать. Это первый экзамен, который учащиеся сдают. Это экзамен на зрелость, поэтому для меня этот вариант, согласно которому дипломы будут выдавать на основании среднегодовых оценок и без экзаменов – не самый лучший, и я его выбрал бы в последнюю очередь. Однако все тщательно взвесив, мы приняли такое решение, позаботившись о здоровье учащихся, преподавателей и экзаменаторов.

— Но кто и как принял такой сценарий в отношении экзаменов на степень бакалавра?

— Министерство постоянно оценивает эволюцию кризиса, вызванного пандемией, а также действия, предпринимаемые европейскими странами в связи со сдачей экзаменов для получения степени бакалавра и приема в университеты. У нас было несколько сценариев, и из-за ситуации с пандемией мы приняли это решение, которое предложили на днях правительству.

Наш анализ текущего положения показал, что мы бы не смогли провести экзамен на степень бакалавра в режиме онлайн (единственный приемлемый вариант с точки зрения безопасности здоровья детей) – ни технически, ни с позиций непредвзятого оценивания учащихся, как это было в последние годы. Не секрет, что в нашей стране экзамен на получение степени бакалавра стал своего рода символом борьбы, в том числе борьбы с коррупцией. В то же время, несомненно, что школьники, которые сдают экзамены, испытывают чувство гордости в связи с этим этапом. Вот почему даже в этот трудный год мы не должны упускать из виду эти стандарты. Напомню, что в последние годы в Республике Молдова, во время сдачи экзамена на степень бакалавра не было утечек информации, как это произошло в других странах, в том числе европейских… И в 2020 году мы бы хотели провести настоящие экзамены, но также нужно принять во внимание обеспечение здоровья и безопасности учащихся и преподавателей.

Недавно во время видеоконференции министров образования в рамках Глобального партнерства в области образования мы рассмотрели этот вопрос, затрагивающий не только Республику Молдова. Мы получаем информацию из различных источников: от Всемирного банка, от делегации ЕС… Я хотел бы, чтобы учащиеся сдавали экзамен на получение степени бакалавра.

— Думаете, что и они этого хотели?

— А в предыдущие годы разве хотели? Это особенный год, и мы должны создать всем равные возможности для получения настоящих дипломов, которые позволили бы им конкурировать с молодыми выпускниками из других стран.

— А в случае учеников 9-х классов?

— Я считаю, что мы приняли последовательное и правильное решение, отменив месяц назад выпускной экзамен в девятом классе. Мы поняли, что не сможем организовать нормальный экзамен в таких условиях, ведь только подготовка к нему занимает около полутора месяцев. Мы должны были принять непопулярное решение. Тем не менее, аттестаты, выданные выпускникам 9-х классов, позволят им, как и в предыдущие годы, продолжать учебу как в лицеях, профессионально-технических училищах, колледжах (туда, куда они решат пойти), так и за рубежом.
Какие решения были приняты в отношении выпускных курсов, которые должны получить диплом специалиста? Что вы думаете об инициативе выпускников ГУМ об отмене выпускных экзаменов и оценивании на основании средней годовой оценки за время обучения?

Существуют рамочные рекомендации, выпущенные в самом начале, когда ввели чрезвычайное положение. Они регулируют организацию преподавательской деятельности в режиме онлайн в период приостановки учебного процесса. Когда закончится режим чрезвычайного положения – каждое учебное заведение проведет учет успеваемости учащихся и разработает собственный академический календарь. Сенаты некоторых университетов ввиду того, что они обладают определенной автономией, примут решение о том, каким образом студенты будут заканчивать цикл лиценциата. Или же они будут сдавать экзамены и дипломные работы онлайн, основываясь на методологиях, разработанных сенатом университета, чтобы избежать потенциальных инцидентов.

— Уроки в режиме онлайн – все-таки новый опыт для Республики Молдова. Как школы справились с этим?

— Тяжело, очень тяжело. Мы не были готовы к этому и, соответственно, нам пришлось с самого начала бороться с этим недостатком. Я вступил в должность министра 16 марта и мне пришлось осознать, какие сложные наступают времена… И в этих условиях на первое место я поставил здоровье детей. Их не надо сильно загружать, потому что очень важен их психоэмоциональный климат. К примеру, азиатские государства были лучше подготовлены к этому. В последнее время они часто сталкивались с различными эпидемиями (птичьим и свиным гриппом) и поэтому они разработали свою систему дистанционного обучения, хотя даже и на этот раз не все у них прошло так гладко.

— А с какими проблемами столкнулись школы на левом берегу Днестра?

— Там еще сложнее. У них возникли проблемы на уровне преподавания и обеспечения зарплат. В условиях чрезвычайного положения, этим учителям было сложно получить жалованье.

— А как работают министры в условиях пандемии?

— Лично я уже около двух месяцев не встречался со своей семьей, детьми и внуками. Я нахожусь в самоизоляции. Наша дочь ждет ребенка, и я не хочу подвергать ее здоровье риску. Никогда не думал, что в условиях этой войны, спровоцированной пандемией, я вынужден буду находиться вдали от своей семьи…
Я историк, но никогда не думал, когда рассказывал о войнах, что попаду в такую же ситуацию из-за пандемии.

— Какая из них опаснее – та, которую изучают в учебниках, или та, с которой мы столкнулись сейчас?

— Все они опасны. Тоталитарные режимы, которые ввели войны, обладали конкретным оружием и у них была своя цель. У войны же, начатой из-за пандемии, другие жертвы, в том числе школа. В эти моменты мы поняли, что здоровье важнее обучения. Я вспоминаю, как в самом начале всем происходящее представлялось в банальном свете и много еще не было понятным для общества. Всего один случай был вначале и тот привнесенный… Когда здесь все начиналось я находился в Германии на стажировке и смог вблизи рассмотреть отношение немцев к происходящему. Я наблюдал с какой ответственностью они отнеслись к этому событию.
Если вернуться к военной тематике, я бы сказала, что оба типа войн опасны. Только вот, когда вы видите врага в лицо, это одна ситуация, а когда враг невидим – совсем другая история. Тем более, что мы, как и другие страны, не были к этому готовы.

— Но как вы объясните тот факт, что в 21 веке в Республике Молдова у 3000 учителей и 20.000 учеников нет компьютеров?

— Да, и эта обнародованная информация показывает, в каком состоянии находится система образования. Мы говорим о стратегиях и о множестве других действий, но сейчас одним из главных приоритетов министерства является обеспечение образовательных учреждений компьютерной техникой. В целом у нас выделены три приоритета. Во-первых, обеспечение компьютерной техникой, которой, кстати, есть в наличие, но, по неизвестно причинам, не дошедшей до адресата. Прямо как у Ленина и Чернышевского – «Кто виноват?» и «Что делать?». Вторым приоритетом является подготовка учителей в этом направлении, а третьим – обеспечение интернетом.

— Вы начали процедуру государственной закупки технических средств для дистанционного обучения. На какой стадии находится этот процесс? Где гарантии, что он не будет сфальсифицирован, как это зачастую происходит у нас?

— На мой взгляд, это слишком чувствительная тема и маловероятно, что кто-то захочет выиграть этот конкурс обманным путем. Такой сценарий был бы полностью циничным. Я пригласил Министерство экономики, Министерство финансов и представителей Агентства электронного управления принять участие в разработке технического задания, которое должно быть максимально обширным. Приглашение действительно и для представителей средств массовой информации, гражданского общества, чтобы они проследили за этим тендером. Торги пройдут в срочном порядке. Из государственного бюджета на закупку компьютерной техники для образовательных учреждений выделено 20 млн. леев.

Что касается вопроса подготовки педагогических кадров. Известно, что в системе образования работают много хороших учителей, но некоторые из них не обладают цифровыми навыками. Мы нашли средства для повышения профессиональной подготовки педагогов, но я подумываю и о более практичных процессах образования. И в этой ситуации тоже все зависит от эволюции пандемии.

— Как министерство готовится ко второй возможной волне пандемии?

— Все, что мы делаем сейчас, в независимости от того – будет или нет вторая волна, связанно с решением существующих проблем в системе – отсутствие компьютеров и цифровых навыков. Независимо от того, как будет развиваться эпидемиологическая ситуация, компьютеры останутся в школах, равно как и педагоги, которые пройдут курсы по формированию цифровых навыков.

Вы – историк, а это сфера окружена политическими спекуляциями и интригами. Что нам делать с историей, триколором, культурой, языком, ведь у каждого правительства своя политика?

Каждое правительство ведет свою собственную политику. Я, как министр, а также как историк, никогда не предам идеалы, за которые я боролся в 1989-1991 годах. В тот период я был студентом 3-го курса и вместе с коллегами мы образовали один из первых кружков – кружок имени Хаждеу. Он начал свою деятельность одновременно с литературным кружком имени Матеевича. Как историк, я испытываю чувство гордости за свою научную карьеру, и теперь, когда мы говорим о языке, истории, мне все предельно ясно.

— Полгода назад Корнелиу Поповичем, бывший министр образования и исследований, поднимал вопрос о внедрении истории Молдовы в школах. Как поступит министр Игорь Шаров в этом вопросе?

— Я никогда ничего не скажу о моих предшественниках. Время покажет. Историк лишь приближается к истине и необходимо время и расстояние, чтобы из разных источников оценить его роль… Пройдет время, документы будут рассекречены и станет понятно, как мы действовали во время пандемии. Что касается истории – я считаю, что не надо будоражить общество сейчас. Надо решать проблемы, связанные с учителями, зарплатой, статусом педагогов в обществе. Также не надо забывать о творческих людях в сфере культуры. Вопросы истории следует оставить историкам.

У меня складывается впечатление, что политики возвращаются к проблемам истории и языка, когда в обществе не все идет гладко. История – это то, что произошло на самом деле и вы не можете отрицать, что не существовал тоталитарный режим, вы не можете стереть из памяти репрессии или другие драматические события.

— Вы входите в так называемое коалиционное правительство, будучи назначенцем ДПМ. Что вы обязаны делать на министерском посту по партийной линии?

— Когда Павел Филип связался со мной и предложил мне эту должность – я был на стажировке в Германии. Тогда же мы прочертили красные линии по вопросам об истории и языке. Политическое формирование, предложившее мне эту должность, не вмешивается в образовательную политику и если и возникают какие-то проблемы, то ответственность лежит на мне.

— Одними из самых тесных отношений с Румынией за последние 30 лет после обретения независимости у нас сложились в области образования и культуры: стипендии, учебники, художественная литература, стажировки, средства на ремонт и обустройство в школьных и дошкольных учреждениях… Что еще должно произойти в рамках этих отношений, чтобы в конце концов кишиневские чиновники были признательны и благодарны за все это?

— Я хочу воспользоваться этой возможностью и выразить свою благодарность в качестве министра за все, что Румыния делает для Республики Молдова. Я выражаю свою искреннюю благодарность за всю оказанную поддержку, в особенности в областях, связанных с моей компетенцией: образование, культура, исследования, молодежь, спорт. Очень важным является и огромное пожертвование, выделенное на борьбу с коронавирусом. В 2020 году исполняется 30 лет со дня предоставления первой стипендии Румынией молодым людям из Республики Молдова. За три десятилетия были разработаны очень интересные проекты. На сегодня у нас есть предложения по стипендиям для всех образовательных циклов. Непрерывная педагогическая подготовка учителей проходила в основном при поддержке Румынии. А ремонт детских садов? Назову только одну цифру – 1000 детских садов в Республике Молдова, были отремонтированы при поддержке Румынии, которая выделила на это 27 миллионов долларов. А культурные объекты? Музей искусств, Кагульский театр, Органный зал… Из 300 автобусов, которые развозят детей по школам – 195 были пожертвованы правительством Румынии. Книги, летние лагеря, инвестиции в единственную румынскую среднюю школу в Комрате… И этот список можно продолжить. За все, что Румыния сделала для нас, я выражаю свою огромную благодарность. Поддержка огромна.

— Как изменится жизнь после пандемии?

— Я думаю, что многое изменится и будет выглядеть по-другому. Прежде всего, изменится наш образ жизни. Гигиена, соблюдение социального расстояния – все это личные проблемы, но они влияют на общество в целом. Также необходимы посткризисные исследования, которые позволили бы нам понять, что нам делать дальше. Нам придется серьезно подумать о создании цифровой библиотеки для школьников с 1 по 12 классы, чтобы предложить учащимся, в случае необходимости, альтернативу. В то же время систему образования необходимо адаптировать современным требованиям. В этом смысле мы решили оптимизировать учебный план. Таким образом, ученики приблизятся в практической и реальной жизни. Давайте не будем забывать, что школа – это не просто помещение, в котором учатся дети. Там имеют место быть и ссоры между учениками, иногда не складываются отношения и между учителями. На все это надо будет взглянуть по-другому. Готовы ли школы выйти из кризиса? Это сложная тема. Мы будем тесно сотрудничать по этим вопросам с Министерством здравоохранения и Национальным агентством общественного здоровья.

— Как вы представляете себе 1 сентября 2020 года?

— Я хочу услышать школьный звонок в этот день.

— Благодарим Вас.

Источник: https://www.zdg.md/ru

Loading...
Наверх