ИнтерПресс

Замкнутый круг: Почему США и КНДР отходят от духа Сингапурской декларации?

По итогам первой и единственной встречи лидера КНДР Ким Чен Ына и президента США Дональда Трампа обе стороны пообещали «оставить прошлое» и продемонстрировать миру «великие изменения». Однако в последние недели таких изменений не наблюдается.

Нет прогресса — нет встречи

Группа исследователей из американского научного центра 38 North сообщила об отсутствии какого-либо прогресса по демонтажу северокорейского ракетного полигона Сохэ 22 августа. Ровно через два дня Дональд Трамп отменил визит госсекретаря США Майкла Помпео в Пхеньян, сославшись на отсутствие «существенного прогресса в денуклеаризации Корейского полуострова».

Такое решение хозяина Белого дома оказалось неожиданным не только для Пхеньяна, но и для Сеула. По данным телеканала CNN, южнокорейские дипломаты были застигнуты врасплох. И неспроста — взаимодействие Пхеньяна и Вашингтона напрямую влияет на межкорейские отношения.

Первым звонком стала новость о том, что открытие офиса связи между Республикой Корея (РК) и КНДР в приграничном городе Кэсон будет отложено на неопределенный срок. Пересмотреть свое решение Сеул решил «в связи с новым развитием ситуации», а глава МИД РК Кан Гён Хва и Майкл Помпео тем временем договорились «поддерживать тесное взаимодействие и согласились с тем, что давление должно сохраняться до тех пор, пока КНДР не осуществит денуклеаризацию».

В то же время официальный представитель администрации президента РК Ким Ый Гём заявил, что потребность в проведении встречи лидеров двух корейских государств возросла, а информагентство Yonhap сообщило о планах Сеула по увеличению финансирования Фонда межкорейского сотрудничества.

Примечательно, что уже 28 августа ведущее американское издание The Washington Post сообщило еще об одной причине решения Трампа об отмене визита Помпео — письме президенту США от заведующего отделом Единого фронта Трудовой партии Кореи Ким Ён Чхоля, написанном «в агрессивной манере». О том, было ли письмо на самом деле, ТАСС спросил у южнокорейского ведомства. Однако МИД РК посчитал «неуместным комментировать детали».

Взаимные упреки

Утверждать, что письмо Ким Ён Чхоля было действительно направлено Трампу и было написано «в агрессивной манере», нельзя. При этом тон северокорейских заявлений за последние недели заметно ужесточился, особенно по сравнению с тем, что наблюдался сразу после встречи Ким Чен Ына и Дональда Трампа в Сингапуре.

Еще 9 августа МИД КНДР заявил, что прогресса по денуклеаризации ожидать не стоит, если «администрация президента Трампа будет следовать старым сценариям».

Как ранее сообщал информационный портал Vox, американская сторона якобы безуспешно предлагала Пхеньяну передать ей или третьей стороне около двух третей северокорейских ядерных боезарядов. При этом санкции Вашингтона в отношении КНДР еще остаются в силе.

Более того, президент Трамп даже не без гордости отметил, что смог наладить «хорошие отношения» с Пхеньяном, не пойдя на какие-либо уступки. «Смотрите, я не дал ему [Ким Чен Ыну] ничего, кроме санкций. Мы, весь мир, наложили санкции на Северную Корею», — сказал глава Белого дома.

Пхеньян же ждет от Вашингтона реальных действий. Концепция denuclearisation first («сначала денуклеаризация») КНДР явно не по душе — американские гарантии безопасности, зафиксированные в Сингапурской декларации, недостаточны. Вашингтон в свою очередь не готов и не хочет идти на уступки КНДР, считая таковые возможным признаком слабости и опасаясь реакции сторонников Демократической партии перед важными для республиканцев промежуточными выборами в Конгресс.

Новый спецпредставитель

На фоне отмены визита Помпео в КНДР практически незамеченным осталось другое решение Трампа — кадровое. Администрация президента-республиканца смогла найти замену спецпредставителю США по КНДР Джозефу Юну, подавшему в отставку еще в марте.

Юн был назначен на этот пост при президенте Бараке Обаме в октябре 2016-го, до этого был послом США в Малайзии, а сейчас числится старшим советником компании The Asia Group, созданной видным членом Демократической партии и бывшим помощником госсекретаря США по делам стран Восточной Азии и Тихого океана Куртом Кэмпбеллом.

Новый спецпредставитель — Стивен Бигэн — ранее занимал пост вице-президента автогиганта Ford Motor Company, а при президенте Джордже Буше — младшем работал исполнительным секретарем Совета национальной безопасности Белого дома.

Как заявил сам Бигэн, стоящие перед ним задачи «будет сложно решить», но США должны «использовать все благоприятные возможности», чтобы добиться «мирного будущего для народа Северной Кореи».

Оптимизм нового посланника, однако, не сможет оказать значительного влияния на отношения Пхеньяна и Вашингтона — спецпредставитель не является самостоятельной фигурой, а лишь доносит до КНДР  позицию Белого дома и его главы Дональда Трампа.

Подробнее на ТАСС:





Комментарии:



comments powered by HyperComments

Loading...
Наверх