Главные новости

Саммит НАТО: как заработать на обороне

Завтра начнет работу двухдневный саммит НАТО в Брюсселе. Встреча стартует с курьеза — альянс будет второй раз отмечать открытие своей новой штаб-квартиры. Первый раз ее открывали на прошлом саммите 25 мая, под первый визит президента США Дональда Трампа в Брюссель. Увы, на тот момент в здании были закончены только внешние работы и спешно приведена в порядок часть внешней территории и собственно зал заседаний лидеров.  В этом году новая штаб-квартира наконец заработала полноценно, хотя переезд отдельных технических служб еще продолжается. Именно поэтому официальная программа саммита начнется с экскурсии по зданию новой штаб-квартиры.

Эту огромную полукруглую конструкцию из стекла и бетона общей площадью в 41 га (40 футбольных полей) строили с 2010 года ровно через дорогу от старой, перенаселенной после всех расширений альянса штаб-квартиры. Цена нового дома НАТО за это время, по данным бельгийских СМИ, выросла как минимум вдвое — с 1 млрд евро проектной стоимости (официально подтверждено НАТО) до более чем 2 млрд евро реальных расходов (пока не подтверждено и не прокомментировано ни одним официальным лицом).

Деньги

В этом году для альянса темы противодействия России, операции в Афганистане, борьбы с терроризмом в Ираке и Сирии, а также программы поддержки Украины и Грузии при минимальном обсуждении конфликта на Украине и даже чемпионат мира по футболу, в полуфинале которого остались только государства НАТО, уйдут на второй план.

Символом саммита в Брюсселе станет магическая цифра 2%. Речь идет о 2% ВВП, которые страны альянса обязались тратить на оборону. Правда, это у них пока никак не выходит. Причем не менее 20% этой суммы должно идти на закупку новых вооружений, на чем особенно настаивает главный производитель оружия в альянсе — США.

И совершенно неважно, что суммарные военные расходы альянса уже в 2017 году составили около 1 трлн долларов. Для сравнения: весь военный бюджет «угрожающей НАТО» России в 2018 году, по словам министра обороны Сергея Шойгу, не превышает 46 млрд долларов. Это в 20 раз меньше бюджета государств НАТО.

Перед лицом «угрозы» альянсу просто необходимо ускоренными темпами продолжать наращивать военные расходы.

Американский президент Дональд Трамп при поддержке генсека НАТО, а также Великобритании и Польши — двух из четырех европейских стран НАТО, которые выполняют (почти) обязательство о 2%, — будет громко требовать от остальных союзников дальнейшей милитаризации военных расходов, выжимая из них ответ на конкретный вопрос: «Когда?» Сами европейские лидеры приложат максимум усилий, чтобы, соглашаясь с требованиями США на словах, на деле от конкретных обязательств уйти и время выделения денег оттянуть. Начатые США в этом году торговые войны против европейских стран вряд ли добавят европейцам сговорчивости, хотя их свобода маневра внутри НАТО очень жестко ограничена партийной дисциплиной принципа евротлантической солидарности.

В числе прочих в НАТО обсуждается вопрос о создании юридически обязывающих и предельно конкретных национальных планов действий, в которых каждая страна должна четко прописать, в какие годы и насколько она будет увеличивать свой военный бюджет, а также как собирается эти деньги тратить.

Сторонники НАТО справедливо подчеркивают, что в этой дискуссии речь идет не о неких взносах в бюджет альянса, а о расходах на финансирование, развитие и модернизацию собственных армий стран-членов. А если это только национальные военные расходы на собственные вооруженные силы, то где же здесь интерес США? Вашингтон просто бескорыстно печется об обороноспособности союзников?!

Интересы

Интерес у США — на сотни миллиардов долларов. Первый и главный — продажи оружия, создание дополнительных заказов и сверхприбыли для американского военно-промышленного комплекса, а также для предприятий всех производственных цепочек, которые ВПК обеспечивают.

Или в ходе операции НАТО в Ливии в 2011 году страны Бенилюкса, которые отправили свои самолеты бомбить в составе коалиции НАТО эту страну, за три месяца расстреляли весь имевшийся ракетно-бомбовый запас. Пришлось «одалживать» у США.

Но это все вторично. А вот торговля оружием — это действительно фундамент современного Североатлантического альянса. Здесь НАТО представляет собой колоссальный рынок, и, что особенно важно, у США как у лидера организации есть множество рычагов давления на европейские страны, чтобы они приобретали максимально широко именно американское оружие.

Восток

Когда страны Восточной Европы вступали в НАТО (с 1999 по 2004 год), подразумевалось, что со временем они заменят все свое оружие советского производства и его восточноевропейские аналоги на вооружения стандартов НАТО. Логично, правда? Крупнейший военный альянс мира должен иметь единый стандарт вооружений, что особенно важно как минимум для обслуживания, производства боеприпасов и снабжения горючим определенных марок.

А как выглядит ситуация в Восточной Европе по сей день? У ведущей страны региона и образцового ученика НАТО — Польши — из советского вооружения на 2017 год остаются: пулеметы Калашникова, советские ПТУРы («Фагот») и ПЗРК («Стрела-2»), практически все противовоздушные системы, в частности ствольные ЗСУ-23-4 (самоходная «Шилка») и ракетные С-200 «Вега», реактивная артиллерия представлена легендарными БМ-21 «Град» и системами RM-70, которые являются чешской модификацией «Града». Среди основных боевых танков, как нетрудно догадаться, на первой позиции остается Т-72М. В авиации мы видим МиГ-29, Су-22М4 (экспортная версия старого доброго Су-17), а вертолетный парк состоит из классических советских машин от Ми-8 до Ми-24.

Конечно, у каждого вида польских вооруженных сил уже есть некоторое количество различных образцов натовского оружия и техники, однако основную службу продолжает нести советская техника, причем устаревшая, образцов 60–90-х годов прошлого века. Техника очень надежная, но все же не вечная. Тем более что с 2014 года, после разрыва военно-технического сотрудничества стран НАТО с Россией, государства Восточной Европы не могут больше получить даже полноценного лицензионного обслуживания этой техники. Доходит до абсурда, когда ремонтом и обслуживанием самолетов и вертолетов занимаются компании, не имеющие даже полной технической документации. Отсюда поломки, аварии и несчастные случаи на учениях.

И это Польша — военный лидер Восточной Европы. В странах беднее, вроде Румынии, в строю остаются и многократно модернизированные МиГ-21, созданные еще в 50-х годах прошлого века.

Все без исключения эти вооружения в перспективе должны быть заменены на натовские. Это поистине гигантский рынок для военной техники, расходы на сотни миллиардов долларов, которые предстоит оплачивать самим этим странам. Программы перевооружения рассчитаны на десятки лет.

И здесь есть еще один нюанс. Американское, немецкое, французское, британское или бельгийское оружие не только само по себе дороже советского или российского. Его эксплуатация также обходится дороже, причем в разы.

Чтобы потянуть в обозримой перспективе не только полное перевооружение своих армий, но и снабжение их запчастями и боеприпасами, странам Восточной Европы свои военные бюджеты надо даже не удвоить, а увеличить в три-пять раз. Это, естественно, непосильная задача, поэтому конечные сроки перевооружения точно не определены, а отдельные программы приняты только по отдельным конкретным видам техники. Замена будет осуществляться поэтапно, в режиме экономии, и немалую часть оружия они получат не нового, а уже изрядно бывшего в употреблении.

В любом случае эти программы означают гарантированные заказы и большие прибыли для американского ВПК, серьезные дыры в бюджетах новых членов НАТО и последующее «привязывание» их армий к американским производителям в вопросах обслуживания и снабжения вооруженных сил.

Запад

Западноевропейские государства представляют собой менее выгодный бизнес — их не только не нужно перевооружать целиком, но у самых крупных из них имеется и собственная более или менее развитая военная промышленность, работающая под стандарты НАТО и конкурирующая в вопросах поставок с американской. Во всяком случае на своих национальных рынках она позиции держит прочно.

Генсек НАТО Йенс Столтенберг

Но на рынках соседей европейскому ВПК приходится конкурировать с американским предельно жестко. Например, в Бельгии в этом году даже произошел политический скандал, когда в СМИ попала информация, что министерство обороны королевства в обход обязательного тендера приняло решение заменить свои старенькие американские F-16 на современные F-35, несмотря на то что Франция предложила королевству более выгодную сделку на покупку своих «Миражей». Скандал быстро вспыхнул в СМИ и столь же быстро угас. Официальные лица объявили о проводимой проверке, а журналисты, вытащившие эту историю на поверхность, как-то синхронно полностью потеряли к ней интерес.

А еще прошлый генсек НАТО, активный и последовательный сторонник США датчанин Андерс Фог Расмуссен принес в альянс новый термин — Smart Defense, или «умная оборона». Это поистине гениальная идея военного капитализма. Согласно концепции, союзникам, кому не хватало денег на приобретение нужного вооружения или техники, например, партии больших военно-транспортных самолетов (бессмысленны для обороны европейских стран, но необходимы для военных миссий за тысячи километров), нужно было скинуться и вместе купить в общее пользование группой из пяти-восьми стран несколько таких самолетов.

Таким образом, НАТО приняло и утвердило на саммите в Лиссабоне в 2010 году официальную стратегию, которая призывает европейские государства скидываться и на свои бюджетные деньги покупать технику, которая им не нужна или практически не нужна и которая будет работать на миссии всего альянса, инициатором которых выступает известно кто… Вот такие 2% ВВП на оборону…

Россия

Блокирование смутной «российской угрозы» — это отнюдь не цель деятельности альянса, как могло бы показаться на первый взгляд. Это лишь средство, направленное на достижение сугубо финансовых задач. Ведь продавать свое оружие в массовом порядке в Европу невозможно, если в нем нет потребности.

Если нет врага, от которого оно может защитить. Если нет истерии, которая не позволяет заметить, что враг — призрачный. Что десятки, а иногда и сотни европейцев гибнут на улицах европейских же городов от террористических актов, которые устраивает отнюдь не Россия и для защиты от которых военные самолеты или танки совершенно бесполезны.

Несмотря на отличный маркетинг и великолепный бизнес-план, у Дональда Трампа есть все основания быть недовольным своими союзниками.

Судите сами: на саммите НАТО в Уэльсе (Великобритания) в сентябре 2014 года на пике истерии о «российской агрессии против Украины», для поддержки которой пресс-служба НАТО не стеснялась публиковать даже украинские фейки о «массовых захоронениях российских оккупантов Донбасса», лидеры стран НАТО наконец приняли на себя формальное обязательство довести свои военные расходы до отметки 2% ВВП. И срок взяли с запасом — в течение десяти лет. На это администрация Барака Обамы согласилась.

Свои 2%

Однако финансовая статистика, которую публикует НАТО, ясно свидетельствует, что и эту задачу альянс вряд ли выполнит в срок. В последнем ежегодном докладе генсека НАТО, опубликованном в марте 2018 года, в частности, отмечается, что в 2024 году лишь 15 из нынешних 29 стран альянса должны довести свои военные бюджеты до 2% ВВП.

Однако анализ статистических данных, приведенных в этом обширном документе, показал, что все четыре европейские страны НАТО, военные расходы которых уже сейчас находятся в соответствии с требованиями альянса и превышают 2% ВВП, в 2017 году вновь снизили свои военные бюджеты, хотя и в рамках дозволенного.

Согласно приведенной в докладе таблице военных расходов государств альянса в фиксированных ценах 2010 года, Великобритания сократила свой военный бюджет с 2,15 в 2016 году до 2,12% в 2017-м, Польша — с 2,00 до 1,99%, Греция — с 2,41 до 2,36%, Эстония — с 2,13 до 2,08%.

Суммарный военный бюджет 29 государств НАТО в 2017 году составил 957 млрд долларов США, по сравнению с предыдущим годом он вырос на 46 млрд долларов. В константных ценах 2010 года военный бюджет НАТО в 2016 году составил 888,8 млрд долларов, в 2017-м — 917,3 млрд. Таким образом, рост составил 3,21%.

Одним словом, бюджеты растут, но недостаточно быстро. Поэтому от президента США и его ближайших сподвижников в Брюсселе европейские лидеры ждут новых подбадривающих заявлений и жестов, сдобренных новой порцией страшных историй о военной угрозе альянсу.

Подробнее на ТАСС:





Комментарии:



comments powered by HyperComments

Loading...
Наверх