Аналитика

Нужен ли молдаванам русский язык?

29 мая Конституционный суд страны должен будет рассмотреть запрос депутатов-либералов по отмене статуса русского языка как языка межнационального общения. Это значит, что мы можем оказаться в совершенно другой реальности.

Ведь молдаване и славяне издревле живут бок о бок. На протяжении многих лет владение славянским (так называемым, сербским), а затем русским языком было естественным для молдаван и расценивалось как неоспоримое преимущество. Сейчас ситуация меняется. Придет ли на смену новое двуязычие?

Союз народов и культур

Возможно, для кого-то это будет открытием, но исторические данные говорят о том, что молдаване (геты) и славяне (сарматы) с древних времен живут вместе.

Около 2500 лет назад фракийцы (геты) и юго-западные славяне (сарматы) создали общее государство Дакия. В честь этого союза назвали столицу «Сармизегетуза (Sarmi-get-uza)», которое так и расшифровывается «Союз сарматов и гетов». Uza (узел, узы братства) — древнее фрако-славянское слово, обозначающее союз, связь.

После распада Дакии на мелкие царства, два народа, по-прежнему жили рядом, обогащая язык, обычаи и культуру друг друга. У славян и молдаван (румын) более 30% слов имеют общее происхождение, большинство из них не заимствованы друг у друга, а являются, изначально, общими.

После создания государств Молдова и Валахия, на протяжении 300 лет Славянский язык на кириллице был языком канцелярий этих государств. Большинство жителей этих стран хорошо владели двумя языками.

Славянский (русский) язык присутствовал на нашей территории всегда. Славяне активно ассимилировали фракийцев на территории Балкан и лишь на территории современных Румынии и Молдавии, процесс был обратным. Именно здесь, самый мощный фракийский народ — геты, ассимилировали славян, сформировав современные государствообразующие близкородственные нации — румыны и молдаване. В каждом румыне и молдаванине (особенно, молдаванине) течет солидная порция славянской крови.

При этом молдавский (румынский) и славянские языки относятся к двум противоположные ветвям индоевропейских языков (сатем и кентум). Именно знание этих двух языков, которые, по мнению некоторых современных ученых, легли в основу всех европейских языков, позволяло и позволяет молдаванам обладать широким кругозором, получить ключ к многим языкам и иметь доступ к величайшим культурам Европы.

Естественный билингвизм

Свободное владение двумя языками всегда было одним из преимуществ молдаван. Ученые, изучающие этот вопрос, пришли к выводу, что картина мира, отраженная в сознании билингвов, более объективна и многогранна, а сами билингвы обладают лучшей памятью и более высокими умственными способностями. Это, к примеру, говорится в исследовании «Естественный билингвизм как феномен культуры», проведенном Ассоциацией русских школ и русских культурных обществ Европы. Проводились подобные исследования и в Молдове. Уже много лет вопросами билингвизма занимается ректор Славянского университета, доктор хабилитат филологии Татьяна Млечко. Как рассказала она Noi.md, налицо тот факт, что русскоязычное население республики стало в той или иной степени двуязычным, то есть можно говорить о динамичном становлении русско-молдавского билингвизма и о явном ослаблении национально-русского билингвизма молдаван, высоким уровнем которого они всегда отличались. Будет ли столь же безупречным их молдавско-иностранный билингвизм? «Не факт – считает Млечко, — причем, по многим весьма объективным причинам, если это, конечно, не в условиях эмиграции в другую страну. Среди разного типа билингвизмов, которые выделяют специалисты, есть такая разновидность, как ситуативное двуязычие, когда человек свободно осваивает речевое поведение в каком-то диапазоне ситуаций и только. Иногда в общения кажется, человек свободно говорит, например, по-русски, а потом оказывается, что ни писать, ни читать на русском языке не умеет, да и разговор может поддержать только в ограниченных рамках. Вот такой русско-молдавский билингвизм можно широко наблюдать сегодня в Молдове на новом поколенческом срезе. Многим и этого достаточно, но мне приходится сталкиваться с теми молодыми людьми, которым русский нужен для трудоустройства или, например, получения гражданства РФ. Тестирование на требуемый уровень владения русским языком они проходят с огромным трудом или не выдерживают его. Зато сколько примеров успешного трудоустройства в европейском и дальнем зарубежье тех молдаван, кто, кроме всего прочего, обладает и таким достоянием как русский язык.

Мы много лет говорим о билингвизме, но в стране нет практически ни одного двуязычного в полном смысле учебно-воспитательного заведения, где преподавание / воспитание ведется параллельно на двух языках. Именно поэтому своим студентам мы предлагаем уникальный учебный курс по основам организации такого обучения. В его разработке мы опирались на доступный нам успешный опыт европейских стран, со специалистами которых сотрудничаем в целом ряде проектов».

«Вы знаете, я счастлив, что Господь Бог наделил меня двумя легкими. Обоими легкими я дышу двумя культурами. Одним легким я дышу румынской культурой, а другим легким я дышу русской культурой. И я считаю, что именно в этом и состоит уникальность и неповторимая красота культуры и духовности нашей страны, нашего народа. Мы черпаем свое внутреннее богатство из двух источников, и этот синтез культур – огромное преимущество, великий дар судьбы для нас». Так написал бывший политик в прошлом и румынский националист, лидер Христианско-демократической народной партии, а теперь ректор Народного университета Молдовы Юрий Рошка в своей статье, посвященной Владимиру Высоцкому.

Достоинства постоянного черпания из двух источников Юрий Рошка регулярно демонстрирует в своей нынешней деятельности. Издание и перевод книг, академическая работа, международные конференции – все это происходит с участием как российских, так и западных писателей, политиков, историков, философов, социологов, экономистов. Своеобразным итогом стало создание в прошлом году Кишиневского форума – международной площадки, удобная, по словам самого инициатора, и для европейцев, и для россиян, так как им не нужна виза для приезда в Молдову. Кишиневский форум – пусть маленький, но прочный мостик, который помогает молдо-румынским (и шире – европейским) мыслителям лучше узнавать российских, и наоборот. А выигрывает в результате молдавский читатель и слушатель, который получает свой «образовательный процент», общаясь с представителями обеих культур.

Официальная русофобия: как это делается

Но не все придерживаются таких взглядов, как Юрий Рошка. Есть целый пласт представителей интеллектуального класса, взявших на вооружение русофобию и продвигающих ее на разных уровнях, включая официальный.

Одной из тех структур, которая не поддерживает сохранение русского языка в Молдове, стал молдавский парламент. Начнем с того, что официальный сайт законодательного органа республики не имеет версии на русском языке. У него три версии: на государственном, английском и французском. Учитывая, что в Молдове как минимум треть населения считает русский язык родным, а понимают его, по данным всевозможных опросов, не менее 70% населения, это выглядит довольно странно. И при этом нет никаких данных о количестве жителей Республики Молдова, владеющих английским и французским, и желающих знакомиться с парламентскими документами именно на этих языках. Не приветствуется использование русского языка и в зале заседаний парламента. Так, спикер Андриан Канду неоднократно делал замечания депутатам или приглашенным, которые пытались выступать с трибуны на русском языке. В ходе международной межпарламентской конференции в марте нынешнего года он также предпочел отвечать на вопросы журналистов, заданных по-русски, на английском.

Сокращение сферы применения русского языка за последнее время идет быстро и решительно. Начинается оно еще в школе. Согласно новому Кодексу об образовании, с 2018-2019 учебного года, то есть уже с нынешней осени, в национальных школах русский язык перестанет быть обязательным предметом – он получит статус иностранного и будет изучаться факультативно, то есть по выбору. Еще раньше, в 2016-м, в Минпросвете была ликвидирована должность консультанта по преподаванию русского языка.

Продолжается политика вытеснения русского языка и в средствах массовой информации. Так в феврале нынешнего года вступили в силу поправки к Кодексу об аудиовизуале. В обществе этот документ получил неофициальное название «Закон о борьбе с российской пропагандой». Он предусматривает запрет трансляции на территории страны новостных и аналитических, военных и политических передач и ток-шоу, произведенных в странах, не подписавших Европейскую конвенцию о трансграничном телевидении. К этим странам относится и Россия. За нарушение новых требований КСТР предусматривает наказание в виде штрафа от 70 до 100 тысяч леев, вплоть до лишения лицензии на вещание. Глава делегации ЕС в Молдове Петер Михалко назвал этот закон не соответствующим демократическим нормам, однако никаких последствий его заявление не имело. Напротив, запреты на трансляцию российских новостных и аналитических передач сохранились и в проекте нового Кодекса об аудиовизуале, который находится на рассмотрении в парламенте. Более того – новый документ предполагает, что под запрет попадет уже и развлекательный контент российского ТВ.

Примечательно, что именно три телеканала, ретранслирующих российские передачи в Молдове, занимают первые строчки в рейтингах зрительских симпатий. Мало того, опрос, проведенный IMAS 20 марта нынешнего года показал, что 72% респондентов предпочитают смотреть телепередачи на русском языке. Что касается объявленной властями широкомасштабной борьбой с «российской пропагандой», то, согласно тому же опросу, лишь 29% граждан считают, что РФ занимается пропагандой в масс-медиа на территории Молдовы, 62% опрошенных ответили на этот вопрос отрицательно.

Таким образом, делают вывод многие эксперты, борьба с «российской пропагандой», очевидно, навязана властям из-за рубежа, и бьет прежде всего по интересам самих жителей Молдовы.

Не забыта в поступательном искоренении русского и социальная сфера. Так, 12 марта нынешнего года правительство отклонило законодательную инициативу депутатов-социалистов о переводе инструкций к лекарственным препаратам на русский язык. По мнению министра здравоохранения, труда и соцзащиты Светланы Чеботарь, эта мера приведет к подорожанию лекарств. «Выпуск проспектов импортных препаратов на русском языке предполагает дополнительные затраты (перевод, печать и т.д.), и в случае, когда в проспекте много информации, это может отразиться на затратах на упаковку, так как потребуется более вместительная упаковка, что вызовет рост цены производителя», — заявила она. Что сказать? Незамысловатая демагогия…

Депутат-либерал Алина Зотя пошла еще дальше, опубликовав на своей странице снимок «лекарственного средства» для улучшения работы мозга под названием «Ядебил». Во многих СМИ а также пользователи соцсетей сочли эту публикацию оскорбительной. Вообще же больше всего в стремлении дискредитировать любые связи с Россией и русскоязычных жителей, максимально сузить пространство русского языка и культуры на территории Молдовы, преуспели именно либералы.

Одной из наиболее резонансных стала история с участием экс-министра транспорта Юрия Киринчука. В октябре 2016 года Киринчук, будучи на тот момент главой ведомства, написал в своем блоге буквально следующее: «Русские хотят поступить с нами так же, как они поступили с румынским достоянием, которое до сих пор не вернули нашим румынским братьям. Земли в Республике Молдова — самые плодородные на европейском континенте, а здешние люди очень трудолюбивы. А так как большинство русских — лентяи и пьяницы, они стремятся найти того, кто станет за плуг и накормит их». С заявлением по этому поводу выступило тогда посольство России в Молдове, а Ассоциация русскоязычных журналистов РМ подала жалобу в Генеральную прокуратуру, требуя привлечь министра-либерала к ответственности за разжигание межнациональной розни. В ведомстве членам этой общественной организации ответили, что причин для возбуждения уголовного дела нет, поскольку это было «частное мнение». (Впрочем, будем справедливы – некоторое время назад суд, по иску одного из граждан Молдовы, обязал Киринчука извиниться за это высказывание и заплатить штраф в 200 леев).

Совсем недавно отличился еще один однопартиец Киринчука — кандидат в мэры столицы от ЛП Валерий Муняну. В своем высказывании, посвященном предвыборным дискуссиям, он уделяет внимание не столько тому, как улучшить ситуацию в главном городе страны: его беспокоит, что соперник от Партии социалистов предлагает переводить документы в мэрии на русский язык.

«Он фактически вводит этническую чистку в мэрии Кишинева. Чиновников мэрии заменят русофонами. Русофоны смогут работать в мэрии и даже быть «начальниками», как им нравится, и для них не будет обязательным учить румынский язык с момента, когда русский станет официальным. Наши молдаване могут говорить на русском, но они не знают, как оформлять юридические документы на языке оккупанта», — написал Валерий Мунтяну.

Заявление вызвало резкую реакцию в обществе. Комментируя его в соцсетях, публицист Илья Киселёв это своеобразным каминг-аутом. «Кандидат в мэры столицы открытым тестом говорит, что главное — закрыть все социальные лифты для русскоязычных».

Ректор Народного университета Юрий Рошка считает, что вытеснение русского языка и ослабление традиционных связей с Россией совершенно не в интересах молдавского народа. «Все это нужно не нам, — утверждает он. — Нас затащили в американский проект против России. НАТО необходимо укрепиться в этом регионе, а для продвижения Северо-Атлантического альянса нужно, чтобы влияние России здесь было минимальным».

А поскольку природа, как известно, не терпит пустоты, то взамен идет активное внедрение американского влияния. Последний пример тому – посольство США в Молдове предоставляет грант на создание развлекательного телевизионного контента. Согласно документу, цель проекта – повышение качества молдавского телевидения. При этом акцент делается на вытеснение русскоязычных программ. Собственно, американские «партнеры по развитию» этого и не скрывают. «Предоставление американского телевизионного контента и телеформатов должно привести к переориентации молдавской аудитории с российских программ и форматов на американские и стать доказательством положительного эффекта геополитической переориентации с точки зрения качества создаваемой и ретранслируемой продукции», — говорится в документе.

Всего в рамках гранта для молдавской аудитории должны подготовить до 50 до 100 американских телешоу, стоимость лицензий каждого из которых составит от 15 до 150 тысяч долларов. Общее финансирование по этому направлению предусматривает выделение 750 тысяч долларов. Кроме того, до 1,25 млн долларов США потратят на производство сериалов. Всего же на эти цели Госдеп выделит 2 млн. долларов.

Эксперт Международного института гуманитарно-политических исследований Владимир Брутер, комментируя эту инициативу Вашингтона для одного из российских СМИ, отметил, что она говорит о намерении США сформировать в Молдове определенную систему взглядов. «Американские шоу должны показывать с развлекательным контентом некий обобщенный образ, они должны сформировать систему взглядов на ряд социальных проблем, альтернативную той, которая принята в Молдавии. Вслед за развлекательным идет информационный контент». Эксперт также отметил, что существует прямая связь между развлекательными программами и политикой. Продвижение американских форматов в Молдове он назвал политическим решением. «Это запрос коллективного Запада на политическую и этническую дерусификацию всех территорий, которые находятся рядом с Россией», — считает он. Того же мнения придерживается доктор политических наук, профессор МГУ Андрей Манойло, который считает, что США пытаются добиться контроля над политической и информационной повесткой в нашей стране. «Стратегические планы США рассчитаны на дальнюю перспективу, а появление американских СМИ позволит забрать определенный сегмент информационного вещания уже сейчас. Этот сегмент вещания будет работать на антироссийских кандидатов», — подчеркнул Манойло.

Американцев понять можно – они разбираются со своим геополитическим соперником всеми доступными методами. Но зачем самой демократической стране в мире (как себя позиционирует США) разрушать то, что сложилось в Молдове на протяжении нескольких тысячелетий? Зачем разрушать культурный код молдаван? Не рискуют ли американцы получить в Молдове противоположный результат? Может, найти другие способы стать более привлекательными для жителей Молдовы? К примеру, помочь стране создать, способную финансировать бизнес и семьи, финансовую систему?

Не так давно румынские и молдавские СМИ облетела новость о восьмилетней девочке из Бырлада. Второклассница Елена Жидэнашу выиграла главный приз на олимпиаде по русскому языку, обойдя более взрослых соперников. Девочка не изучает язык Пушкина в школе и не происходит из русскоговорящей семьи. «Для меня русский — очень красивый и легко изучаемый язык…Он развивает память и концентрацию. Я выучила много стихотворений, я все больше раскрывала русский язык и приняла участие в двух международных конкурсах: в международном конкурсе декламации в Пушкинском институте в Москве и в конкурсе в Республике Беларусь», — рассказала Елена.

В своем увлечении русским языком девочка из соседней страны не одинока. С Флориной Мохану автор этих строк встретился на Ассамблее Русского мира, проходившей в Нижнем Новгороде. Флорина – университетский преподаватель из Бухареста. По ее словам, интерес к русскому языку в Румынии довольно высок, особенно в сфере бизнеса. «Многие хотят торговать с Россией, а для этого изучают русский язык», — рассказала она.

По мнению экс-премьера Республики Молдова Василия Тарлева, у молдаван, устраивающихся на работу в Румынии, есть неоспоримое конкурентное преимущество именно в том, что они владеют русским языком. По его словам, выходцев из Республики Молдова с румынским паспортом также охотнее берут на работу в странах Евросоюза в том числе и благодаря знанию русского. Однако если в результате его массированного вытеснения молдаване утратят это знание, то, соответственно, утратят и свое конкурентное преимущество.

Его слова косвенно подтверждает история нашей соотечественницы, в прошлом – известной тележурналистки, которая сделала блестящую карьеру в Риме, устроившись продавщицей в дорогой магазин. Основанием послужили приятная внешность и знание русского языка.

Еще недавно флагманом официальной русофобии в постсоветских республиках считались страны Балтии. Однако, по мнению очевидцев, в последнее время балтийский ветер стал дуть немного в другую сторону. Известный молдавский публицист, глава Ассоциации русскоязычных журналистов РМ Юлия Семенова недавно посетила Таллинн, в рамках конференции Всемирной ассоциации русской прессы. Своими впечатлениями от увиденного в эстонской столице она поделилась с Noi.md.

— Бытовой русофобии я там не заметила, — говорит глава АРЖ РМ. Русских и русскоязычных в Эстонии 30%. Стараются, чтобы все они учили эстонский язык. В самом Таллине есть два больших медиаконцерна, которые выпускают в том числе толстую русскую газету формата А2, цветную, на хорошей бумаге, очень качественную. У них также работает общественный русскоязычный телеканал. Подчеркну – на государственном финансировании! Он убыточный, но эстонское правительство тем не менее считает своим долгом его финансово поддерживать. Но даже не это меня поразило больше всего. Меня поразил Центр русской культуры. Не РЦНК, являющийся структурным подразделением российского МИДа, а местный центр. Располагается он в бывшем здании Дома морских офицеров. Это настоящий дворец. Он был отреставрирован в прошлом году, причем на средства муниципия. Спектакли и концерты идут там беспрерывно! Как мне объяснили, делается это все для того, чтобы русскоязычные граждане Эстонии чувствовали себя полноценно и не были ущемлены. Эстонцы среднего, а тем более старшего поколения неплохо знают русский язык, молодежь – меньше. В магазинах, в кафе много русской речи, и это обязательное условие для сотрудников: владение, помимо эстонского, русским и желательно английским языками. Так что сложилась парадоксальная ситуация: дети из русскоязычных семей выучили эстонский и стали более конкурентоспособными при устройстве на работу, по крайней мере в сфере услуг, чем эстонская молодежь, которая русского не учила. И теперь многим приходится изучать этот язык на курсах, платить деньги за то, что раньше было бесплатным и само собой разумеющимся.

Такая же картина сложилась в последние годы и в Латвии. Об этом рассказала бывшая евродепутат от этой страны Татьяна Жданок, недавно посетившая молдавскую столицу. Большинство работодателей требует, чтобы банковские служащие, работники сферы услуг владели не только латышским, но и русским языком. А поскольку молодые латыши русского уже не знают, более востребованными оказываются представители русскоязычного населения.

Движение за то, чтобы придать русскому статус рабочего языка, существует и в самом центре Евросоюза. Инициатором его стал Дмитрий де Кошко, глава Союза русофонов Франции, наследник старинного русского рода. Организовать такую петицию и подать ее в Еврокомиссию взялись русскоязычные ассоциации всех стран ЕС. Их аргументы таковы: «Русский – один из языков ЕС, на нём говорит больше 7 млн граждан всех стран Евросоюза. Русский в Евросоюзе играет роль интеграционного языка, поскольку сближает жителей всех стран ЕС, говорящих на русском языке. Вклад русскоязычной культуры в культуру Европы также очевиден, начиная от великих писателей – Гоголя, Достоевского, Толстого, музыкантов – Чайковского и Римского-Корсакова и заканчивая наукой (Павлов, Менделеев) и космосом (Королёв и Гагарин). Всё это – неотъемлемая часть европейской культуры», — рассказывает Дмитрий де Кошко в интервью журналу «Русский мир».

Глава Союза русофонов Франции обратил внимание еще на один аспект: русский язык стал инструментом для продвижения культур стран СНГ.

— Еще писатель Чингиз Айтматов говорил, что русский язык еще важнее для нерусских, чем для самих русских. Он понимал, что культура той же Киргизии в мире никак не будет узнана, если нет моста – русского языка. Никто, скажем, в Боливии не услышит о киргизах и их культуре через кечуа или киргизский. Им нужен для этого русский и испанский языки. То же самое могу сказать о странах Прибалтики. Там полагают, что с ролью культурного посредника справится английский язык. Лишь частично – и то вряд ли. Языковое и культурное поле английского языка огромно, но никто в англоязычном мире, особенно в Америке или Азии, не обращает внимания на страны Балтии. А в русскоязычном поле – Молдовы, Узбекистана, Украины – все знают, что такое Литва и её культура, Через английский язык такое коммуникационное поле не сложится.

В России также озабочены тем, что русский язык уступает свои позиции на постсоветском пространстве, в том числе в Молдове. В конце апреля газета «Комсомольская правда» провела исследование, демонстрирующее, насколько сузилась сфера его применения в бывших советских республиках. В связи с этим корреспондент «КП» Дмитрий Стешин предполагает, что Россия отказалась от массовой культурной и языковой экспансии в постсоветском пространстве. «Вложения в русскую культуру не окупаются, как показала практика. Бывшие советские республики по прежнему смотрят на Запад, действуют в его интересах в мировой политике, и нам не стоит навязываться с дружбой и подарками, — считает он. — А если кому-то из жителей этих республик понадобится изучать русский язык, пусть делают это сами: «Россию не волнует, как в независимых государствах будут готовить более-менее конкуретноспособных гастарбайтеров для нашего рынка труда… Не сберегают в вашей республике русский язык, – да на здоровье, вместо ваших «безъязыких» граждан в Россию приедут на работу другие соседи».

Другие эксперты менее категоричны. По мнению известного политолога Андрея Бабицкого, русский язык можно сохранить только в одном случае — «если остановить процесс продолжающегося распада СССР, когда национальные окраины стремятся отойти от бывшего центра на максимальное расстояние и гонения на русскую культуру здесь выступают маркером обособленности, разрыва всех связей с метрополией». Он полагает, что Запад негласно поддерживает происходящее, будучи заинтересован в том, чтобы создать по границам России враждебный ей пояс лимитрофов. Россия может изменить это, создав привлекательный для соседей хозяйственно-экономический уклад, — считает Бабицкий. «Если молодые люди из стран бывшего СССР будут в поисках работы, образования, комфортных условий жизни двигаться на Восток, а не на Запад, тренд запрета на все русское рассосется сам собой».

Что касается местных экспертов, то на этот счет существуют как оптимистические, так и пессимистические прогнозы. Так, известный молдавский журналист Валерий Демидецкий считает, единственный выход для Молдовы – оставаться многонациональным государством, строить политику уважения прав всех наций, проживающих в Молдове, стараться дружить и с Россией и с Западом. «Что касается русскоязычных – они здесь были, есть и будут, нравится это кому-то или нет! Русские, гагаузы, украинцы, болгары, евреи – богатство Молдовы. Более того, они гарантия сохранения молдавского государства», — уверен он.

«Молдавское общество…  многоязыко. Причем это касается не только сферы общения, но и потребления информации – книг, новостей, фильмов, театральных постановок. Передачи российского телевидения и радио предпочитают смотреть более трети титульного населения, а молдавскую информационную продукцию предпочитают более 60 процентов русскоязычных… В горизонтальном срезе молдавского общества межэтнических проблем не только нет – напротив, тут отмечается своеобразный полиэтничный фундаментализм, прочно отражающийся, в том числе, в высокой статистике межнациональных браков. Конфликтов на национальной почве в молдавском обществе нет.

Конфликтная атмосфера всякий раз возникает исключительно между обществом и властью, которая врем от времени отказывает в первую очередь молдаванам в праве именоваться молдаванами, а уже потом… указывает на дверь остальным национальностям. Последнее происходит в разных формах. То где-то закрываются русские школы, то изымаются из сетки вещания программы и новости на русском языке. То пытаются в очередной раз отменить синхронный русско-молдавский перевод в парламенте, то грозятся изменить языковое законодательство и лишить русский язык статуса языка межнационального общения. А иногда просто высшие должностные лица популярно объясняют с центральных трибун, что русские, к примеру, должны жить в России.

Но эти призывы плохо работают. В первую очередь потому, что всем понятно, что львиная доля молдавских русскоязычных – это не «понаехавшие тут», а исконные представители такого же местного населения, превратившегося в русскоязычных, а часто и в молдоязычных, из веками проживающих в Молдавии украинцев, греков, армян, евреев и т.д. С другой стороны, около миллиона молдавских трудовых мигрантов ежегодно проходят сквозь российский рынок труда и, возвращаясь обратно домой, все меньше и меньше понимают ксенофобные намеки и действия своих элит».

Однако есть и те, кто придерживается более скептического мнения, ведь если что-то долго поливать и удобрять, то оно в конце концов вырастет и даст плоды. Политика по опустошению «русского поля» Молдовы, что неизбежно повлечет за собой перекраивание менталитета жителей страны, проводится последовательно и поступательно, в первую очередь – США. А учитывая, что Россия со своей стороны не проявляет должной активности для отстаивания этого культурного и ментального пространства, то при сохранении такой тенденции через десяток лет для нового поколения молдаван русский язык окончательно станет чужим и незнакомым. Но станет ли для них вторым родным языком – английский?

 

 





Комментарии:



comments powered by HyperComments

Loading...
Наверх