Главные новости

Как Венесуэла стала для США новой Кубой?

Госсекретарь США Рекс Тиллерсон завершил свое турне по странам Латинской Америки и Карибского бассейна. С 1 по 7 февраля глава внешнеполитического ведомства посетил Мексику, Аргентину, Перу, Колумбию и Ямайку. При этом ни одна из этих стран не упоминалась во время визита Тиллерсона столь же часто, как южноамериканская республика, оказавшаяся за пределами его маршрута. Главной темой поездки стала ситуация в Венесуэле.

Если во второй половине XX века основным «раздражителем» США в Латинской Америке была Куба, то сейчас эта роль, вне всяких сомнений, перешла к Венесуэле. Вашингтон готов обсуждать возможность оказания сразу трех видов давления на Каракас — политического, экономического и даже силового, пусть и в его наиболее «мягком» варианте — заблаговременном отказе от осуждения гипотетического государственного переворота или вооруженного восстания оппозиции.

Однако очевидной и однозначной поддержки этих инициатив со стороны латиноамериканских государств пока высказано не было, в то время как критика прозвучала вполне ясно.

Угроза силового сценария

Основной тон латиноамериканского турне Тиллерсона был задан еще до его начала: 1 февраля госсекретарь выступил в Техасском университете в Остине в речью, в которой предсказал Венесуэле грядущие перемены.

«Мы хотим, чтобы это были мирные перемены. Мирный переход, мирная смена режима всегда лучше, чем альтернативный вариант — насильственная смена [власти]», — сказал он.

Однако тут же Тиллерсон напомнил, что в истории Венесуэлы и других стран Латинской Америки, «когда дела шли очень плохо, довольно часто военное руководство понимало, что больше не может подчиняться гражданским [властям], и брало все в свои руки». Глава американской дипломатии отметил, что не знает, случится ли то же самое в Венесуэле, или в стране будет «обеспечен мирный переход» власти.

В Каракасе заявление Тиллерсона, как и следовало ожидать, расценили как завуалированный призыв к государственному перевороту. «Когда вы призываете Боливарианские вооруженные силы свергнуть правительство, вы не уважаете этот институт», — заявил министр обороны Венесуэлы Владимир Падрино Лопес, который назвал утверждения госсекретаря США «возмутительными».

Однако если ответ Каракаса был предсказуемым, то гораздо более неожиданно прозвучала реакция на слова Тиллерсона со стороны крупнейшей южноамериканской страны — Бразилии, нынешнее руководство которой никак нельзя заподозрить в симпатиях к боливарианским властям.

Совсем недавно правительство Бразилии объявило персоной нон грата посла Венесуэлы в ответ на аналогичные действия Каракаса, и это лишь одна иллюстрация кризиса в отношениях двух соседних республик.

«Мы решительно против государственных переворотов» — так прокомментировал министр иностранных дел Бразилии Алоизиу Нунес заявление госсекретаря США, отвечая на вопрос газеты O Globo. А через несколько дней в другом интервью дипломат высказался чуть более развернуто.

«Этот Тиллерсон, североамериканец, что он собирается делать? Вторгнуться в Венесуэлу? [Организовать] государственный переворот? Это бессмысленно. Военные [в Венесуэле] сильно поддерживают правительство», — сказал Нунес.

Угроза эмбарго

В распоряжении Вашингтона есть рычаг, который по силе своего воздействия сравним с объявлением войны Каракасу, — возможность введения эмбарго на основной экспортный товар Венесуэлы.

Как заявил Тиллерсон по итогам встречи с главой МИД Аргентины Хорхе Фори в Буэнос-Айресе, США продолжают «рассматривать введение нефтяных санкций, запрет на продажу или поставки нефти или нефтепродуктов из Венесуэлы».

Парадоксально, но факт: несмотря на все критические высказывания и нелестные эпитеты, которыми постоянно обмениваются Вашингтон и Каракас, США являются одним из крупнейших импортеров венесуэльской нефти. По мнению венесуэльского экономиста Хосе Торо Харди, если Вашингтон действительно введет эмбарго, Каракасу будет сложно найти нового покупателя.

«Возможно, президент [Венесуэлы Николас] Мадуро не знает, что наша нефть очень тяжелая, с большим содержанием серы, большими примесями металлов, и в мире очень мало заводов, способных переработать ее», — заявил эксперт в интервью местной газете El Nacional.

Для США последствия нефтяного эмбарго в отношении Каракаса также стали бы ощутимы — ряд экспертов предсказывают, что ограничительные меры могут привести к серьезному росту цен на этот продукт. Опасаясь силы негативного эффекта, во время своего визита на Ямайку Тиллерсон объявил, что США, Канада и Мексика сформируют рабочую группу для анализа последствий возможного решения о запрете венесуэльской нефти для государств региона.

Однако уже через несколько часов последовала реакция Мексики, которая категорически отказалась участвовать в разработке этих мер. Министр энергетики латиноамериканской страны Педро Хоакин Колдвелл сообщил, что «Мексика не станет вводить нефтяные санкции против каких-либо стран». «Мы выражаем озабоченность тем, как они могут отразиться на населении Венесуэлы и других стран, в основном в Карибском бассейне», — добавил глава ведомства.

Угроза изоляции

На одной из пресс-конференций с участием Тиллерсона в Перу журналисты поинтересовались, прибудут ли Трамп и Мадуро на Саммит Америк — встречу глав государств и правительств стран Западного полушария, которая проходит раз в несколько лет под эгидой Организации американских государств (ОАГ). В этом году мероприятие намечено на 13−14 апреля.

Если про главу Белого дома Тиллерсон ответил, что решение еще не принято, то вопрос про Мадуро он переадресовал перуанским властям. По словам госсекретаря, вопрос о приглашении того или иного лидера находится в компетенции принимающей стороны.

Эти слова представителя американской администрации послужили сигналом для некоторых перуанских политиков, которые начали активную кампанию, направленную на исключение венесуэльского лидера из числа участников Саммита Америк. Депутаты парламента Перу направили в правительство обращение с просьбой не допускать присутствия Мадуро на встрече, объявив его персоной нон грата. Документ подписали представители всех фракций законодательного органа, за исключением Широкого фронта за правосудие, жизнь и свободу, а также партии «Новое Перу», которые придерживаются левой идеологии.

В свою очередь министр иностранных дел Венесуэлы Хорхе Арреаса сообщил, что Мадуро намерен посетить встречу в Лиме, «чтобы защитить суверенитет нашей Латинской Америки и стран Карибского бассейна».

Точку в этом споре поставил президент Перу Педро Пабло Кучински, подтвердив, что Мадуро сможет принять участие в саммите. «Он приглашен, он может приехать, но мы посмотрим, как его встретят венесуэльцы, которых в Перу десятки тысяч (речь идет о венесуэльских гражданах, которые прибыли в Перу из-за сложной экономической ситуации на родине — прим. ТАСС)», — сказал Кучински журналистам.

Санкции и их последствия

Ряд ограничительных мер, принятых Вашингтоном в отношении Каракаса, уже действует. Это не только блокировка счетов отдельных лиц, но и более серьезные попытки давления.

В августе прошлого года Трамп подписал указ о введении новых санкций в отношении Венесуэлы. Американским компаниям были запрещены сделки с новыми долговыми обязательствами и ценными бумагами, выпущенными правительством этой страны и государственной нефтяной компанией PDVSA, со сроками погашения более 30 и более 90 дней соответственно.

При этом введенное США в 1962 году экономическое эмбарго в отношении Кубы было всеобъемлющим, в отличие от нынешних санкций против Венесуэлы.

Вашингтон смог добиться и значительной изоляции карибского государства в регионе — в 1960-е годы дипотношения с Гаваной одна за другой разорвали несколько стран Латинской Америки, в том числе Перу, Никарагуа, Гватемала, Доминиканская Республика, Гаити и Парагвай, а позднее — Венесуэла и Бразилия. Та же ОАГ, которая сейчас готовится к проведению очередного Саммита Америк с участием Мадуро, в 1962 году приостановила членство Кубы. Все эти меры не привели к смене власти в Гаване даже после того, как островное государство лишилось поддержки своего основного союзника — СССР. Не исключено, что именно этот опыт заставляет Вашингтон медлить с введением нефтяного эмбарго и других радикальных мер, направленных на «мирные перемены» в Каракасе: потери для американской стороны неизбежны, а вот достижение заявленной цели — под вопросом.

Подробнее на ТАСС:





Комментарии:



comments powered by HyperComments

Loading...
Наверх