Аналитика

Сильвия Раду: Нужно, чтобы люди не хотели отсюда уезжать

Три месяца назад Сильвия Раду начала исполнять обязанности генерального примара молдавской столицы. Активность нового главы кишинёвской примэрии не осталась не замеченной, одновременно вызывая похвалу и критику. Г-жа Раду поделилась своим видением проблем нашего города и их решением в интервью noi.md

— Почему Вы приняли предложение сначала о должности вице-примара, а затем и и.о. генерального примара, ведь до этого у Вас была налаженная жизнь и свой бизнес? Зачем Вам это было нужно?

— Наверное, любой житель Кишинёва хочет, чтобы наш город стал лучше. Это –  главная мотивация, которая заставила меня принять такое решение. Я тоже хочу, чтобы мы жили в городе, который лучше управляется, стал чище и которым можно было бы гордиться.

— С чем Вам пришлось столкнуться в своей работе, о чём не предполагали? Что было неожиданным?

— В первую очередь меня сильно удивил уровень коррупции. Конечно, все знают о коррупции в столичном муниципии. Но я не ожидала, что её уровень настолько высок, и настолько глубоко это явление проникло во всей системе. Я даже столкнулась с тем, что какой-то учебный центр занимается вопросами политики партии, что совершенно недопустимо.

Кроме того, сама структура муниципалитета слишком усложнена многочисленными департаментами, управлениями и отделами. В очень многих случаях они дублируются. Из-за этого деятельность примэрии очень забюрократизирована. В любом государстве и в Европе, и в других частях света существует бюрократия, что более или менее нормально. Но так, как она разрослась в кишинёвской примэрии, наверное, нигде больше нет. У нас каждое управление является отдельным юридическим лицом. Помимо предприятий, которые все знают, есть еще 90 предприятий, которые никто не знает, т.е. структура запущена.10 предприятий этой структуры ещё несколько лет назад должны были быть исключены из реестра. Но они так и висят в нём. Как бы ни оказалось в один прекрасный день, что эти предприятия ещё финансируются или у них появляются дополнительные долги. Я дала указание, чтобы это было сделано, как можно, быстрее. Если принимается какое-то решение, то его нужно исполнять в кратчайшие сроки.

Поэтому структура городской власти и коррупция в ней больше всего меня удивили. Я думаю, что из-за этого не принимаются решения по вопросам жителей Кишинева.

— Какие вопросы в Кишинёве Вы считаете нужно решить в первую очередь?

— Наверное, на протяжении 20 лет в столице вообще не решались никакие проблемы. Поэтому любая проблема нашего города является приоритетом — это моё личное мнение. И для меня важна каждая жалоба от любого жителя Кишинева. Я поставила задачу, чтобы каждое управление примэрии представило свои приоритеты, потому что по ним можно разделить разные проблемы кишинёвцев для их решения. Это – комплексный механизм, который должен заработать. В настоящее время я занимаюсь тем, чтобы завести этот заржавевший механизм. Тогда Кишинев и его внутренняя структура будут работать, как механические часы, без необходимости влияния на них.

Если вся структура начнет так функционировать, то потом мы сможем выделить приоритеты, в зависимости от того, какое влияние оказывает решение, которое мы принимаем, на большинство жителей Кишинева. Этот принцип надо сделать базовым при принятии решений. Резолюция по какому-то вопросу должна максимально покрывать приоритеты горожан. То есть, когда вопрос касается большого количества жителей, должны учитываться их приоритеты.

— Что, на Ваш взгляд, Вам удалось сдвинуть с мёртвой точки (много лет в администрации Кишинева решались проблемы не города и горожан, а в основном, представителей Либеральной партии) и что удалось сделать?

— За три месяца, которые я нахожусь в муниципалитете, конечно, мне бы хотелось сразу решить все вопросы. Но из того, что удалось сделать, — были отремонтированы 12 небольших улиц, о которых мне писали жители Кишинева. Люди жаловались, что не могут с детьми нормально пойти в детский сад из-за грязи. Там положили временное покрытие, потому что зимой нельзя заниматься капитальным строительством дорог. Эти улицы были взяты на учет, и, когда будет позволять погода, ремонт будет завершён.

В Дурлештах мы установили светофор на одном опасном перекрестке, где часто происходят аварии. Жители Дурлешт, Кишинева и Трушен несколько лет обращались по этому вопросу в столичную примэрию. Я об этом узнала в Трушенах, когда была на местном совете. И мы решили вопрос в течение трех недель.

Также были продлены существующие автобусные маршруты до Трушен, изменено расписание, чтобы люди могли более удобно пользоваться этим общественным транспортом. Кроме того, я занялась вопросами подземных переходов, на них никто не обращал внимания более 20 лет. Через соцсети ко мне пришёл запрос от одного жителя Кишинёва по поводу перехода возле горбольницы №1. Я туда съездила вместе со специалистами. Теперь там уже есть освещение, почищена канализация, сделаны временные ступеньки, чтобы люди могли хотя бы перемещаться по этому переходу, и включили его в годовой план реабилитации подземных переходов, которые находятся в управлении муниципия. К сожалению, большинство переходов сданы в аренду, и мы не везде можем принимать решения по их обустройству. Но восемь переходов, оставшиеся в управлении мэрии, будут реабилитированы до конца года.

Хотелось бы отметить, что в этом году мы закупаем 20 новых троллейбусов, которые собирают в управлении электротранспорта. Сначала были запланированы 10, но мы увеличили до 20. Я дала указание, чтобы впервые в Кишиневе купили троллейбусы с кондиционерами. Меня удивило то, что до сих пор никто даже не задумывался о том, что новые троллейбусы должны быть с кондиционером. Всё-таки мы живём в жаркой стране. В последние годы температура воздуха доходит до 40оС и выше. И, наверное, нужно подумать об удобстве передвижения жителей. Я попросила, чтобы в обязательном порядке включили в запрос на сбор троллейбусов и эту опцию. Мне объяснили, что до сих пор этого не делали, т.к. считали, что, когда открываются двери, то в салоне становится прохладно. Я предложила руководителям управления электротранспорта, чтобы они немножко поездили с открытыми дверями в 40-градусную жару и проветрились. Тогда меня пытались убедить, что кондиционеры будут продувать уши пассажирам. Но я думаю, что они будут чувствовать себя более комфортно в троллейбусах с кондиционерами, чем без них.

И я также попросила, чтобы установили кондиционеры и в автобусах, которые будут закупаться. Мы остановили проведение тендера по закупке автобусов, потому что было неправильно составлено техзадание, и его выиграла компания, которая представила предложение на 50% дороже, чем самый дешевый автобус от других участников тендера. И естественно мы полностью пересмотрели этот вопрос. Ещё считаю необходимым использовать топливо «евро-5» или сжиженный газ, чтобы  улучшить экологическую ситуацию в нашем городе и меньше загрязнять воздух.

В моих планах — запустить ещё один маршрут троллейбусов на аккумуляторах. Наверное, мы можем гордиться тем, что у нас самая развитая троллейбусная сеть среди всех городов Европы. Мы должны содержать этот экологичный транспорт в лучшем состоянии, поддерживать его и предоставлять возможность им пользоваться.

Первоначально на строительство дорог в 2018 г. было запланировано 30 млн. леев, но мы пересмотрели, как можно более эффективно использовать в бюджете деньги, и добавили ещё 90 млн., т.е. у нас будет на эти цели 120 млн. леев. И я надеюсь, что эти деньги будут правильно использованы, на основе прозрачных тендеров. Дело в том, что недавно разразился скандал: люди покупают один лифт по цене пяти лифтов. Я буду лично проверять, как эти тендеры будут проводиться. Уверена, что мы сможем построить намного больше дорог, чем с теми же деньгами было построено в прошлом году. Я дала указание, чтобы впервые примэриям пригородов Кишинева выделили по 1 млн. леев на строительство дорог в их населенных пунктах. Примары обратились ко мне с просьбой, чтобы мы напрямую перечислили им эти деньги.

И как все уже знают, началась реформа примэрии, чтобы она стала компактной, более гибкой и могла быстрее решать вопросы кишинёвцев.

— Как Вы видите работу муниципальных предприятий, которые убыточны?

—  Я себе поставила цель, чтобы все муниципальные предприятия были в плюсе. Как человек из бизнеса я понимаю, что концепция любого предприятия, вне зависимости от того, кому оно принадлежит – частным лицам или государству, заключается в получении прибыли. Если предприятие не получает прибыль, значит, им плохо управляют. Необходимо новое видение того, как управлять этими активами. У нас есть директора, которые по 25-30 лет руководят муниципальными предприятиями, и, к сожалению, именно они являются очень убыточными. Поэтому процесс реформ управления муниципальными предприятиями начался, и я лично буду помогать директорам разбираться в их экономике и строить правильный менеджмент, чтобы они стали прибыльными.

По существующим регламентам, любое муниципальное предприятие, у которого есть прибыль, её 30% отдает в бюджет столицы. Поэтому я – первое заинтересованное лицо в том, чтобы у нас было больше источников доходов и мы могли решать социальные вопросы нашего города. Кроме того, у меня есть много предложений от инвесторов, которые хотят к нам прийти с проектами по развитию города. Есть предложения, которые касаются и муниципальных предприятий.

— Будут ли кадровые перестановки в МП? Если человек 20 лет плохо управлял, вряд ли он изменится.

— Недавно мы поменяли директора Exdrupo — самого крупного транспортного предприятия в Кишинёве. Четыре года назад это предприятие было прибыльным, а потом накопило 16 млн. леев убытков, т.е. кто-то целенаправленно вёл это предприятие к банкротству. Но я надеюсь, что мы его реанимируем и сделаем прибыльным, т.к. оно может заниматься и дорогами Кишинёва, и строить дороги вместе с государством, и заниматься развитием бизнеса, предоставляя услуги другим экономическим агентам.

Также мы назначили нового директора в Lumteh, хотя там не было убытков, но необходимо новое видение развития предприятия. Мы хотим начать производство LED-ов, чтобы не закупать их за границей и заодно часть продукции экспортировать. Даже в Кишиневе на них достаточно большой спрос, т.к. использование LED-светильников снижает объем энергопотребления. Открыв собственное производство, мы уменьшаем себестоимость продукта, создаем рабочие места, предприятие получает прибыль, и столичный бюджет увеличивается. Детально я задумалась об этом, когда ко мне пришли инвесторы с таким предложением. Нужно только разработать прозрачную платформу для привлечения этих инвестиций, чтобы никто не мог сказать, что здесь существуют какие-то подводные интересы, личные или партийные. Но надо чтобы люди увидели, что что-то для них делается. Разумеется, инвестор должен окупить свои инвестиции, он бы не пришёл, если бы предварительно не сделал расчётов.

Моя главная цель – всё, что мы будем производить, должны выпускать не только для своего рынка, но и на экспорт. В таком случае мы поднимем не только город, но и в страну начнем приносить валюту, что будет способствовать улучшению экономики в целом. У нас и так страна держится на столице, и поскольку у нас есть такая привилегия, мы должны быть ответственными за эти возможности.

Что касается внешних заимствований городского бюджета. Дорина Киртоакэ критиковали за то, что кредиты в зарубежных банках (ЕБРР и ЕИБ) брались под достаточно высокий процент, их можно было бы получить на более выгодных условиях. Что Вы думаете о будущем кредитовании города? И насколько рационально, на Ваш взгляд, расходуются уже полученные кредитные средства (Счетная палата критически высказывалась по этому поводу)?

— Город нуждается в финансировании, и кредиты мы будем брать. Без кредитов нельзя развивать экономику ни муниципалитета, ни предприятия. Думаю, вопрос в том, что на рынке Молдовы пока невозможно взять объемы финансирования, которые предоставляют эти банки, т.к. речь идёт о десятках миллионов евро. И наши банки пока не в состоянии давать такие кредиты, более того, это — долгосрочные кредиты. Я считаю, что по сравнению с существующими процентными ставками на рынке Молдовы, процентная ставка этих европейских банков не высокая. Конечно, если сравнивать со странами ЕС, где кредиты можно взять по ставке 2%, а у нас по 5%, то, естественно, у нас дороже. Но и у нашей страны риски выше.

Вопрос в другом – как тратятся эти кредиты. Действительно ли они решают вопросы, которые необходимо решить? Можно ли их использовать эффективнее, чтобы реализовать те или иные проекты. Муниципалитет несёт ответственность за то, как он строит свою работу на основании этих кредитов. Думаю, что нужно смотреть долгосрочно, а не только в краткосрочной перспективе. И то, что я — вне политики, позволяет мне смотреть вперёд. Мне не страшно, потому что за мной не стоит никакая партия и мне не нужно принимать решения, которые сегодня снимают вопрос, а через некоторое время он только усугубляется, и никто им заниматься не будет. То есть мы должны думать не только о себе, но и о следующих поколениях жителей Кишинёва, чтобы они радовались тому, что мы делаем.

— Многие граждане возмущаются, почему не расторгнуты контракты на поставку продуктов питания с фирмами, которые были вовлечены в скандалы, связанные с питанием детей в детских садах?

— Первое, чем я занималась с приходом на эту должность, – это были именно вопросы питания детей, потому что мы выявили просто невероятные нарушения. Те, кто управлял этим процессом, пытались всё перевалить на бедных поваров и управляющих детсадами, что было совершенно неправильно. Контракты с предприятиями, которые поставляли некачественную продукцию, расторгнуты. Мы представили в соответствующие органы всю информацию, которую нашли. И я надеюсь, что меры будут приняты.

В департаменте образования тоже много подразделений, субподразделений, потом секториальных подразделений и т.д. Настолько сложно разработана бюрократическая цепочка, что очень сложно дойти до ответственного лица. Учитывая то, что в этой цепочке есть несколько уровней (как минимум, четыре или пять), работающие там люди перекидывают вопрос с одного на другого, ничего не решая, и никто ответственности за это не несёт. Мы собираемся полностью это исключить, чтобы было ясно, кто чем занимается, за что ответственный.

К сожалению, я обнаружила, что все уровни управленцев в муниципалитете считают, что управление – это привилегия, власть и никак не ответственность. Я не один раз объяснила им, что в первую очередь это – ответственность, а не власть и никоим образом не привилегии. Это полностью перевернутое вверх ногами видение мешает развитию города и создает коррупционные схемы. Управление образования нуждается в реформе. Уже объявлен конкурс на должность руководителя этого управления. Нужен новый человек, чтобы детально занялся этим очень сложным и комплексным вопросом. В этом управлении распределяется полбюджета муниципия, и сделать там реформу за три месяца просто физически невозможно.

— В нашем городе существует дефицит детских садов. Как Вы видите решение этой проблемы?

— Она возникла из-за безответственности тех, кто принимал решение о приватизации детских садов в столице, тем самым создав дефицит мест. В настоящее время большинство приватизированных детсадов пустует. Я лично ходила по городу, чтобы посмотреть, в чем проблема, и видела такие детсады. Но мы решим проблему дефицита.

Я была на встрече с одним застройщиком с ул. Албишоара, где на один садик приходится на 100 детей больше, чем этот детсад может принять. Рядом хотят построить высотный дом на 160 квартир. Мы обсуждали с застройщиком вопрос создания с ним партнерства, чтобы при строительстве нового здания он в первую очередь построил новый детский сад минимум на 200 мест, по возможности, на 300 мест и передал его на баланс муниципалитета. Мы со своей стороны готовы ему выделить дополнительно кусочек земли, чтобы территория детского сада соответствовала нормам (там должны быть игровые площадки и т.д.).

Застройщик согласился, он даже готов сначала построить детсад, а потом жилой дом. Это будет проект-пилот, который мы намерены запустить в этом году. Если он сработает, то на будущее необходимо принять решение о том, чтобы ни одно новое здание не строилось без детского сада. Иначе мы не сможем решить вопрос дефицита детских садов в Кишиневе. Конечно, мы будем заниматься и существующими детскими садами, облагораживать их. Для этого у нас есть проект с европейским банком по повышению энергоэффективности зданий.

Можно ли выкупить пустующие приватизированные детские сады?

— Конечно, можно, но мне, например, за один садик объявили цену в 30 млн. леев – это огромнейшая сумма.

— Нельзя ли это дело раскрутить через прокуратуру, аннулировать приватизацию и вернуть городу эти детские сады?

— Думаю, что это не решит вопрос, т.к. мы будем 10-15 лет судиться с ними. А нам детские сады нужны сегодня. Вернуть будет не так просто, поскольку решение о приватизации было получено через муниципальный совет. Будет очень сложно докопаться до истины. Более того, из отчета Счетной палаты следует, что в примэрии нет части архива. Очень многие позаботились о том, чтобы именно этой части архива не существовало. Нет должного учёта и т.д. То есть, чтобы это распутать, потребуется много времени и денег. И у нас будет, как в басне, «а воз и ныне там». А нам нужно «воз» двигать. Мы будем решать старые проблемы, но не сегодня, потому что они – не приоритет для нас. Нам нужно сегодня найти быстрое решение для детей. Многие женщины, только забеременев, идут записывать своего будущего ребенка в очередь и затем ждут по три-четыре года, чтобы малыш попал в детский сад. Им и продают эти места, т.е. творится полное безобразие.

— Примэрия заключила сомнительный контракт на создание и обслуживание парковок в центре города с австрийской фирмой, из-за которого заведены уголовные дела. Тем не менее Кишинёву нужны парковки в исторической части. Как Вы видете решение этого вопроса?

— Разразившийся скандал не должен повлиять на решение этого вопроса в будущем. Если это будет делаться прозрачно и с ориентацией на жителей, а не на частные или политические интересы, то всё пойдёт в правильном русле. Парковки должны быть в любом городе. Управление транспорта разрабатывает концепцию по парковкам в целом по Кишиневу, потому что не только центр в них нуждается. Я обсуждала этот вопрос и с министерством внутренних дел, оно готово сотрудничать с нами, подсказывая, где нужно разгрузить город. В МВД есть определенная статистика о том, где концентрируется много транспорта. Мы вместе разработаем план парковочных мест, который обсудим с кишинёвцами. Они тоже должны высказать своё мнение. И вообще я хочу, чтобы жители столицы по возможности больше участвовали в управлении, потому что это всё-таки наш общий город, а не муниципалитета и генерального примара.

— Но платные парковки должны быть в центре?

— Конечно, должны быть и платные, и бесплатные. А также парковки, которые были бы в определенное время платными, и в какое-то время бесплатными. Не нужно изобретать колесо, потому что решение есть. Нужно просто его правильно внедрить у нас.

— Несколько лет назад муниципальный совет принял решение о сносе незаконных пристроек. За годы независимости они изуродовали Кишинев. Но не было механизма исполнения этого документа. Что нужно сделать, чтобы это решение заработало?

— Мы начали очищать город. На каждом оперативном заседании сообщается о том, что убраны, как минимум, по два-три очередных незаконно установленных киоска. Однако город нуждается в исполнительной формуле решения такого рода вопросов. Недавно я встречалась с примаром Ясс, которым рассказал о том, что у них есть муниципальная служба, которая занимается именно вопросами незаконного строительства. То есть она имеют право сносить, увозить, перевозить такие объекты. У нас тоже появится специальное управление, которое будет заниматься этими вопросами на основании законодательной базы, которую, правда, ещё предстоит разработать. Если пристройка или гараж не законные, то они должны сноситься. То, что не по закону, не должно быть как-то по-другому интерпретировано.

— Когда будет актуализирован Генеральный план Кишинёва? На какой стадии находится работа над ним?

— Мы обсудили вместе с управлением архитектуры тетрадь задач по дорожно-транспортной инфраструктуре города. Она является основой для Генплана города. В ближайшее время будет объявлен конкурс для привлечения международных экспертов, чтобы они высказали своё видение нашего города в целом. От транспортной схемы будет зависеть, как будет структурироваться город в будущем. Нам нужно смотреть в 2050 г. Мы должны думать о том, каким будет город через 50 лет, а не решать только текущие вопросы. Надеюсь, что это произойдет в этом году.

— Много вопросов вызывает внешний вид Кишинёва. Например, что делать с гостиницей Național, бывшим кинотеатром «Искра», Республиканским стадионом? Жители говорят о том, что не мешало бы покрасить «Ворота города» – это визитная карточка столицы. Как, по-вашему, вернуть Кишинёву облик белого города – цветка из камня?

— У нас будут новые «Ворота». Мы пересматриваем бюджет, чтобы выделить деньги на его покраску. Гостиница Național не находится в управлении муниципалитета. Насколько мне известно, у правительства есть определенное видение решения вопроса. Что касается бывшего кинотеатра «Искра» — этот объект тоже является частной собственностью. Я встречалась с его владельцем и спросила, что он собирается делать, потому что оставлять недострой в таком состоянии нельзя. Не исключено, что они начнут строить там офисное здание. Республиканский стадион тоже находится в управлении правительства, и как я поняла, там хотят создать маленький парк. По-моему, чем больше будет зеленых зон в Кишиневе, тем лучше.

Нам нужно сделать город красивым, белокаменным, каким он воспевается в песне, чтобы в нём работали фонтаны, было много цветов и в первую очередь – чисто. Столице необходима динамичная культурная жизнь, чтобы к нам приезжало, как можно, больше туристов. Нужно, чтобы люди гордились своим городом и не хотели отсюда уезжать.

— Спасибо за беседу. 

Ангелина Таран





Комментарии:



comments powered by HyperComments

Loading...
Наверх