Аналитика

Скрытая правда об игре «Монополия»: для чего ее изобрели?

Бытует мнение, что первоначально, до того как компания «Parker Brothers» выпустила «Монополию», эта игра была создана, чтобы показать людям недостатки капитализма. Так ли это?

Самая первая версия Монополии была запатентована Лиззи Мейджи в 1904 году. Игра «Арендодатель», так она ее назвала, представляла из себя игровое поле с расположенными по кругу возрастающими в цене районами вперемешку с железными дорогами и коммунальными службами. В трех углах располагались поля под названиями «Общественный парк» (впоследствии переименованный в «Бесплатную парковку»), «Тюрьма» и «Отправляйтесь в тюрьму».

В четвертом углу, однако, не располагалось поле «Старт», а вместо этого был рисунок земного шара с громкими словами «Труд на Матушку-землю приносит деньги». Что в переводе означало «Вы получили сотню баксов». Тем не менее , вы понимаете, что имелось в виду.

История повествует, что Мейджи хотела, чтобы ее игра стала учебным инструментом, рассказывающим о несправедливостях капитализма. Она была поклонницей экономической теории Генри Джорджа, который считал, что арендодатели были бездельниками, и выступал за обложение их единым налогом, чтобы заменить все остальные налоги.

Думаете, это хорошая предпосылка для создания настольной игры? Все зависит от того, как на это посмотреть. Если идея состояла в том, чтобы игроки, замученные непомерно высокой арендной платой, восстали бы и набросились на невыносимых арендодателей, возможно, она могла бы и стать занимательной семейной игры.

Но все произошло не так. Вместо этого игрок, который накопил больше денег выигрывал. И каким образом это показывает темную сторону капитализма? Все, что мы можем предположить, что в 1904 году политическое мышление Мейджи, или, другими словами, ее подход к агитации и пропаганде, не был полностью сформирован. Возможно, она думала, что, если представить деньги, потраченные на питание, жилье и т.д., в виде «косвенного налогообложения», а не «расходов», то это станет важным экономическим уроком. Если это так, то следует заметить, что игра имела бы успех только среди среднестатистических игроков.

Мейджи в конце концов увидела педагогические недостатки своего изобретения. Ее патент на вторую версию игры «Арендодатель» в 1924 году явно преследовал одну цель – показать «как единый налог будет препятствовать спекуляции землей». Правила теперь показали больше социальных установок. Например, когда выпадала карточка «Шанс» под номером пять, это означало, что вы были пойманы на краже курицы и должны отправиться в тюрьму, в то время как, номер десять означал, что вас поймали на обворовывании людей и вы могли взять $200 из кассы, а игрокам следовало называть вас сенатор.

В издании 1924 года появилось два новых понятия. Пустующие земли теперь можно было купить за $100, а продать за $200, что  показывало легкие деньги в спекуляции землей. Другим нововведением было появление монополии, которая на данном этапе применялась только к железным дорогам: если вам принадлежали все железные дороги, вы могли просить двойную цену за «остановку» на каждой из них. Мейджи думала, что это покажет пролетариату, что монополия и спекуляция землей — это зло. Однако до тех пор, пока победителем становился тот, у кого было больше денег, единственные выводы, которые могли сделать игроки — монополия и спекуляция — это здорово.

Так как капиталистическое безумие 20-х годов не ослабевало, Мейджи несомненно думала, что ее идея не работает. Но все-таки она решила предпринять еще одну попытку. В 1932 году она представила комбинированную игру под названием «Арендодатель и Процветание». В «Процветание» играли на том же поле, что и в «Арендодателя», но с измененными правилами: налоги, тюрьма и монополии на ценообразование теперь были устранены; аренда земли оплачивалась в государственную казну; и как только в казне накапливалось достаточно денег, частные коммунальные компании становились государственной собственностью. А  главное, что игроки могли проголосовать, если хотели в середине игры изменить правила с «Арендодателя» на «Процветание». Теперь те, кто устали быть капиталистами и нести убытки, могли поумнеть, стать социалистами и взять власть в свои руки. Вы можете догадаться, как великолепно это работало.

Во время испытаний, которые я проводил со своими друзьями, один из них быстро уловил систему игры и начал делать деньги на национализации железной дороги. А другой — решил использовать железные дороги в качестве бесплатных парковок (безопасного способа передвигаться по полю) на пути к агентству по продаже недвижимости. В целом же игроки скучали и  были разочарованы. А через десять минут, один из них завил, что игра была абсолютно неинтересной.

Очевидно, люди чувствовали то же самое в 1932 году – последняя попытка Мейджи провалилась. Несколько лет спустя, в лучшей капиталистической традиции, Чарльз Дарроу украл идею Мейджи, продал  «Монополию» компании  «Parker Brothers» и стал миллионером. Между тем, оказалось, что государство играет не в «Процветание», как думали некоторые наивные люди, а в Тоталитарное Мировое господство, которое длилось достаточно длительное время. Из чего следует – прежде чем поддаться каким – либо утопическим идеям, поиграйте сначала в настольную игру.

Источник:  hawkish.ru




Комментарии:



comments powered by HyperComments

Loading...
Наверх